?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Блеклая, невзрачная фотография. Уставшие, но твёрдо стоящие на ногах люди. Внимательные, фатально предвосхищённые взгляды. В глазах нет ни страха, ни ужаса. Но нет и надежды… Они смотрят в лицо своей смерти.

Судят белоказаков. Судят генерала Краснова.




Никогда в своей жизни он не прятался за чьими-то спинами. Вот и здесь он – впереди. Потрёпанный, иссохший, больной. Но сколько воли и величия, чести и мужества в этих слепнущих глазах, в этом старческом образе.

Он не слушает приговор, слова не имеют для него никакого значения. Он знает, что этот приговор был вынесен ещё тридцать лет назад. Захватившие власть большевики вынесли этот приговор – ему, Казачеству, России. Ему, как и многим сподвижникам, судьба дала рассрочку в исполнении приговора. И все тридцать лет этой рассрочки он посвятил борьбе с большевиками, а значит – служению родному Дону, родной России. Он не жалеет о своём выборе, только на душе досадно – что не сумел он довести своей борьбы до конца, что уже не ощутить ему радости от победы над заклятым врагом – врагом личным и врагом его Родины.

Перед глазами в который раз пробегает вся его земная жизнь. Бессонными ночами в тюремной камере Лефортово он много раз вспоминал каждый момент подробно, словно переживая заново. Были и радость, и печали, и победы, и просчёты, было всякое. Он был славным офицером, не знающим поражения в боях. Он был заботливым отцом-командиром. Он был Атаманом, взявшим на себя военную и политическую ответственность за судьбу своего народа, своего родного края. Он был эмигрантом, вынужденным оставить Родину и скитаться по Европе. Он был писателем, использующим эту последнюю возможность, чтобы бороться пусть не шашкой, так пером. Наконец, он был идейным вождем, на склоне лет возглавившим восставших братьев-казаков, хоть и на германской стороне, но ПРОТИВ большевиков. А ещё он был любящим мужем, мудрым и добрым дядей для племяшки, верным другом…

Но никогда он не был ПРЕДАТЕЛЕМ! Ему не стыдно за свою жизнь…

С собой в могилу унесёт он жуткую боль за поруганное Отечество, за страдания своих соотечественников…

«Я видел Императорскую Россию во дни её полного расцвета, в царствование Императора Александра III и в царствование Императора Николая II после Японской войны, накануне мировой войны, когда Россия достигла вершины своего могущества и благосостояния. Я видел войну, как рядовой боец, и я пережил смуту, стоя в первых рядах бойцов против большевиков.

Когда сопоставляю время до смуты со временем после смуты, у меня впечатление — белое и чёрное… Христос, своею любовью смягчающий людские отношения, и Дьявол, сеющий зависть и ненависть… Красота и уродство.
И так не наверху, в высшем классе, среди богатых и знатных, которым, по представлению некоторых, всегда и везде хорошо живётся, но и в средних и в низших классах, среди всего Русского народа.

Встают в моей памяти богатые Царские смотры и парады, которым дивились иностранцы, спектакли gala в Императорских театрах, балы во дворце и у частных лиц, принаряженный, чистый С.-Петербург с дворниками, делающими весну, с красивыми городовыми, с блестящими, ярко освещенными вагонами трамвая, с санями парой у дышла под сеткой, или с пристяжной, или одиночками, мягкий бег лошадей по набережной Невы по укатанному и блестящему снегу и фарфоровая крыша стынущего в морозных туманах неба, скрадывающего перспективу далей.
И другое встаёт передо мною… Грязные толпы митингующих солдат, разврат и грязь, убийства и кровь, трупы офицеров на улицах, пошлость пролетарского театра, изуродованная жизнь так мною горячо любимого города. Я вижу истомлённые лица представителей старых Русских родов с пачками газет или с какими-то пирожками на перекрёстках улиц. Жизнь наизнанку.
Я вспоминаю опрятную бедность людей «двадцатого числа». Квартира на пятом этаже, во втором дворе глухих Ивановских, Кабинетских, Московских, Тележных и Подьяческих улиц. Я помню их тихие радости по случаю «Монаршей милости», получения Станислава 3-й степени или чина Коллежского регистратора. Я вижу их скромные пирушки с бутылками очищенной и Калинкинского пива, их поездки на Острова, Петровский, Крестовский или на Черную речку, с женою и детьми, и радостное возвращение домой, в свои углы, где тесно, где бедно, где тяготит забота, но где чисто, где в углу кротко мигает лампадка перед ликом Пречистой, а на маленьком столе свесил ремни с медными кольцами покрытый тюленем ранец сынишки-гимназиста.

И я видел эти же квартиры, сумбурно уплотнённые подозрительными «родственниками», коптящие «буржуйки» в комнатах, измученных, ставших тенями женщин, голодных, безработных мужчин, разговоры о пайке и вечный страх чего-то ужасного, что может произойти каждую ночь. Я видел лица целой семьи, приникшие ночью к оконному стеклу, тревожно прислушивающиеся к пыхтению автомобиля на улице, глядящие пустыми глазами на входящих в комнаты людей в чёрных кожаных куртках.

Я помню Дон и Кубань при «проклятом Царизме», «угнетённых Москвою» при Наказных Атаманах «из немцев». Помню тихий скрип ленивой арбы душистою осенью, медленную поступь розовых под закатным солнцем волов и хлеб, наложенный высоко под самое небо. А там наверху белые платки казачек, заломленные на затылок папахи с алым верхом или фуражки казаков, и несётся к небу песня с подголоском — соперница жаворонку.

В станице пахло мёдом, пылью прошедших стад, хлебом и навозом, а в открытые окна хат видны были чистые столы, тарелки и котлы со вкусным варевом. С красного угла глядели тёмные лики святых икон. У ворот встречали работников старики и старухи:

— С урожаем хорошим!!
— Подай Господи!

Я видел табуны лошадей в степи. Косячный жеребец зорко стерёг своих маток, а они ходили, поводя широкими боками, и томно вздыхали, отдаваясь ласкам высокой травы и благоуханного, тёплого, ночного ветра.

Я видел богатую, счастливую Русь, и не могли заслонить широких картин ее довольства ни нищие на папертях церквей, ни арестанты в арестантских вагонах. Я знал, что и над ними простёрта Рука Господня, и они кем-то опекаются, и не может быть случая, чтобы они погибли страшною голодною смертью. Ибо всегда был кто-то, кто считал их ближним своим, кто творил им милостыню и помогал им — Христа ради!..

И я видел те же станицы с пожжёнными домами. Я видел хаты со снятыми наполовину крышами. В уцелевшей крытой половине ютились жалкие остатки когда-то шумной, людной, веселой и счастливой семьи. Я видел на завалинке, на рундуке со сбитым замком какого-то жалкого, ко всему равнодушного человека. Ему было лет тридцать. И, когда ему указывали на его разоренье, он только махал рукою и говорил:

— Абы дожить как-нибудь.

Чья-то дьявольская сила выпила у него охоту жить, желание и силу для борьбы, и пропала совсем его воля.

Я был на двух войнах. Я видел блестящие конные атаки, видел людей, несущихся навстречу смерти на сытых и быстрых лошадях. Я слышал, как вдруг среди бешеного ружейного огня раздавались трели офицерских свистков, и огонь стихал. Я слышал хриплые, точно пустые голоса: «в атаку!» «в атаку!»… Вставали первыми офицеры, за ними стеною поднимались линии бесконечных цепей, и было такое ура, забыть которое невозможно.

Я видел солдат, идущих под неприятельские окопы, чтобы вынести тело своего любимого ротного, и денщиков, приносящих по своей охоте под градом пуль папиросы «его благородию».

Я видел, как наши солдаты кормили пленных, перевязывали их раны и разговаривали с ними, жалея их… Я видел страшную, ужасную, но все же Христианскую войну, где гнев перемешивался с жалостью и любовью.

А потом те же люди издевались над своими начальниками, убивали их из пулемета, расстреливали пленных…» (П.Н.Краснов «Единая и неделимая»).
«Чья-то дьявольская сила выпила у него охоту жить, желание и силу для борьбы, и пропала совсем его воля».

Именно против этой дьявольской силы боролся он до самого этого момента, когда предательство и подлость одних, и ярая ненависть и злоба других посадили его на скамью позорного комиссарского судилища.

Он уйдёт, достойно, как и положено Казаку. Уйдёт с верою в Господа Бога и с верою в грядущее возрождение России. Он знает, что ведущие ныне его на смерть палачи не остановятся на этом. Знает, что они постараются если не уничтожить совсем память о нём на родной земле, то сделают всё, чтобы извратить всю его жизнь, все его помыслы, все, дававшие ему жизнь и вдохновение, идеи об освобождении Родины от бездушного большевизма. Но в глубине души понимает: пройдёт время, Правда восторжествует!

Ему, конечно же не дано сейчас знать, что через десятки лет, когда Россия сменит красный флаг и герб на российские, когда станет возможным говорить о преступлениях большевизма, в это, казалось бы, свободное время новые власти, вторя советским байкам, будут продолжать называть его «пособником» и «приспешником» врагов Родины, предателем Отечества. Ему не дано сейчас знать, что большевики смогут так искусно перекраситься под демократов, так ловко сменят свою тактику, что это даст им возможность на «законных» основаниях продолжать уничтожать народное самосознание и разрушать Россию. Всего этого он не знает сейчас. Но еще в 1919 году он, обращаясь ко всем русским людям с призывом объединиться, произнёс на самом деле завещание, которое будет актуальным и через 90 лет:

«Для очень многих интеллигентов — партия выше России, интересы партии заслоняют интересы России и её народа. От этого вечная смута. От этого слишком долгое торжество интернационала, мёртвого, беспочвенного учения, от этого трудность борьбы с большевиками.

Монархисты, считая идею монархии важнее идеи России, наносят удар в спину Северо-Западной Армии, посылая наёмника Вермонта и объявляя какое-то самозваное Правительство в Берлине.

Социалисты-революционеры, считая Деникина и Колчака слишком правыми, работали над разложением их армий и два раза срывали наступление их армий и смущали Войсковой Круг Донского войска и Кубанскую Раду.
Не будем говорить о крайних партиях – о большевиках и анархистах, сколько зла они сделали Русскому народу, этого невозможно перечесть.

Между тем именно теперь мы переживаем такой момент, когда нам нужно стать, прежде всего, Русскими и отстоять своё Русское дело, собрать Россию, умиротворить её, успокоить, вернуть к честной творческой работе и только тогда мирным путем словесно столковаться и выяснить свои политические верования и вожделения. Прежде всего, Русское дело и Россия, а потом уже устремление к политическим идеалам».

Ему не дано сейчас знать, что и через 66 лет после казни над ним к его словам не прислушаются, как не прислушались в 1919 году.

Ему не дано знать и о том, что и в то далекое будущее время в России всё же останутся его последователи, хранящие о нём память, продолжающие его святое дело борьбы с большевизмом, мужественные и честные, со Христом в душе и с крестом на груди, готовые занять место позади него, на этой же скамье, в этом душном и тесном зале большевистского позорного судилища.

Всего этого ему сейчас знать не дано.

Он уходит с чувством исполненного долга перед своей совестью, перед Родиной и перед Богом. Он завещает потомкам:

«Тихий Свет Сына Божия, любовь к ближнему — единственное спасение человечества от вымирания в злобной классовой борьбе…
Когда воссияет над Россиею снова тот Тихий Свет, что был над нею в дни её славы, когда мы Бога боялись и Царя чтили, тогда снова встанет она:
Великая, Единая и Неделимая».

Вечная память Петру Николаевичу и всем, принявшим вместе с ним мученическую кончину, казакам!

http://fstanitsa.ru/content/ataman-pn-krasnov

Comments

( 29 comments — Leave a comment )
livejournal
Jan. 16th, 2015 05:34 am (UTC)
16 января - день казни Петра Николаевича Краснова и его
Пользователь sergey_verevkin сослался на вашу запись в своей записи «16 января - день казни Петра Николаевича Краснова и его сподвижников» в контексте: [...] Оригинал взят у в 16 января - день казни Петра Николаевича Краснова и его сподвижников [...]
nngan
Jan. 16th, 2015 09:28 am (UTC)
Вечная память героям. Царствие небесное!
slavynka88
Jan. 16th, 2015 10:34 am (UTC)
Аминь.
+ Вечная память!
menellinnaro
Jan. 16th, 2015 01:11 pm (UTC)
Вечная память! Дождемся ли и их земного прославления?
slavynka88
Jan. 19th, 2015 08:58 pm (UTC)
Аминь.
+ Вечная память.

Дай Бог, дождемся...
menellinnaro
Jan. 19th, 2015 09:01 pm (UTC)
Между тем, я начал знакомиться с генералом Красновым как с писателем. Прочитал повесть "Ненависть". Как же четко написано о том, как из людей делали совковых чудовищ.
Еще что мне в его произведениях нравится - важная роль Красоты как явления, приближающего к Богу. (За что меня и нашу группу совки ругали:"Вы слишком красивы, вы слишком любите и превозносите красоту".)
slavynka88
Jan. 19th, 2015 09:05 pm (UTC)
"Ненависть" тоже читала, а также еще ряд его произведений. Впечатляет. Главное - очень правильные произведения. Жаль, что так мало говорят о его творчестве. Его нужно обязательно изучать в школе.
Замечу, что совки любят только все уродливое и искаженное, красоту им не понять.
menellinnaro
Jan. 19th, 2015 09:14 pm (UTC)
Причем, Петр Николаевич если уж о каком явлении говорит - говорит открыто, красота у него - прекрасна, а безобразие - безобразно.
Да, изучать в старших классах было бы полезно. Уж всяко полезнее всяких чернышевских.

Совки не просто любят уродство. Они панически боятся красоты. Становится необязательно петь "в лоб" о монархии, о национализме и т.д. - достаточно петь красивое, чтобы они были шокированы. Как Женя в "Ненависти" поет романс Глинки - и рабочее быдло в шоке.

Что я слышал часто в группе, где пел раньше - "Ты поешь красивости, а песня совсем не о том".

Недавно у моей камрадин в дайрях вышел спор об открытках царского и советского времени, так одна совковая дама высказалась: "Открытки царского времени - о тех, кому счастье досталось просто так. Открытки советского времени - о тех, кто сам добился счастья". Я, признаться честно, был в недоумении. Неужели у этого сорта людей даже счастливые лица на открытках (зачастую лица крестьянок или мещанок, не аристократии даже, а девушки такие в платочках, пушистые очень) вызывают зависть - "аааа, им кто-то ДАЛ счастье"? Им подавай грубиянские агрессивные рисунки.
slavynka88
Jan. 19th, 2015 09:30 pm (UTC)
"достаточно петь красивое, чтобы они были шокированы" - это Вы верно подметили.
Про открытки - это все из-за зависти - счастья нет и не будет, "за счастье надо бороться" - до боли знакомое выражение. Одним словом, не жизнь, а сплошная борьба и выживание...
menellinnaro
Jan. 19th, 2015 09:40 pm (UTC)
"Не жизнь, а сплошные окопы", как подметил мой знакомый.
При том, что реальные проблемы - конечно, есть, но не вотпрямщаскатастрофа.
У меня тоже жизнь - не сахару кулёк, но почему-то я всегда тянулся к Красоте и в Красоте искал утешения. Как мне кажется, Красота - это такой предвестник Бога для тех, кто еще не уверовал.
А эти... кажется, они даже боятся увидеть красоту, потому что это для них означает "расслабиться и прекратить борьбу за выживание". Господи, да даже на войне солдаты радовались, если видели что-нибудь красивое. А эти... можно подумать, сейчас у них война.

Еще из подслушанного "у этих":
Девушка (молоденькая, только приехала в Москву) рассказывает, как ехала куда-то в метро.
Юноша (один из "совков-окопников") перебивает ее:
- То есть, ты не знаешь, сколько на этой станции выходов?
Девушка:
- Ээ... да... не знаю. А что?
Юноша:
- Как что?! Это же ВОПРОС ТВОЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ!!! А вдруг что-то случится?!!!!
Девушка испуганно моргает глазами.

Вот так вот. Везде видят опасность и только опасность. Как еще с ума не съехали.
slavynka88
Jan. 20th, 2015 06:05 pm (UTC)
Кошмар! Я просто в шоке! У них одна нацеленность - "А вдруг что-то случится?"
menellinnaro
Jan. 20th, 2015 06:17 pm (UTC)
Угу. Тупейшая выживаловка ради выживаловки.
Как меня это всегда бесило... как животные живут.

Причем здравые меры предосторожности - это хорошо: выходить из дома немного заранее на случай пробки, не носить кошелек на виду, беречь мобильник. Но у этих же инстинкт "кругом ОПАСНОСТЬ" - превыше всего.

А еще они боятся сильных позитивных чувств. Например:"Нельзя так страстно петь о любви, убери свою испанщину из голоса - никто не поверит, что ты поешь о любви, подумают, что хочешь сделать с девушкой что-то непотребное"(это я пел "Темную ночь" соло). Это на сцене. В жизни тоже: "если любишь так страстно - значит, или врешь, или разбежитесь быстро" (до сих пор вместе, себе на радость и врагам назло:)).

Или еще: "Если сейчас слишком хорошо - значит, потом будет очень плохо". Это уже не та компания, а человек вполне антисоветчик по настроению, но выросший в совке.

Что за жизнь в ожидании гадостей? Как они сами еще крышей не поехали?
slavynka88
Jan. 20th, 2015 06:26 pm (UTC)
Болезнь мозга уже ничем не исправить. По-другому они не могут. И хорошее, доброе в людях не замечают. Для них уже по определению все плохие. И живут какими-то полумерами. Вы верно заметили - не способны они на сильные чувства.
menellinnaro
Jan. 20th, 2015 06:30 pm (UTC)
Не просто неспособны. Любые сильные чувства для них по определению -грязны или неискренни.
Зато "любить одну, а быть с другой" - это для них не измена, а норма: "мы же как на фронте, а это действие - способ выжить". И - "главное не привязываться". Я далеко не святой, но такое для меня - мерррррррзость. Фу! (извините за тематику).
slavynka88
Jan. 20th, 2015 06:45 pm (UTC)
Полностью с Вами согласна.
menellinnaro
Jan. 20th, 2015 07:06 pm (UTC)
Еще хуже и внезапнее было, когда эти "интернационалисты" и "поклонники дружбы народов" обвинили меня по национальному признаку.
Каюсь, не сдержался - устроил драку. Руководителя тогда не было, чтобы растащить нас по углам - а девушки, включая хозяйку территории, зашуганно прижались к стенкам.

Тогда вообще адская репетиция была- началось с того, что Саша (с которым и драка была) сказал, что его бабушка всю жизнь ненавидела немецкий язык как вражеский (ага, бабушка жила в Томске, где она немцев видела?!), а я полез на рожон со словами:"А МОЯ бабушка всю жизнь преподавала немецкий язык, пока на пенсию не вышла". А потом и по остальным моим сородичам прошлись - по полякам, украинцам и как-то где-то затесавшимся цыганам и татарам (благодаря которым у меня красивый голос, поэтому я их не спешу очернять в угоду чистоте крови). Все бы ничего - но ЭТИ люди пропагандировали "дружбу и равенство народов" и осуждали "нацизм".
slavynka88
Jan. 20th, 2015 08:23 pm (UTC)
Да... ситуация просто из рода вон...
menellinnaro
Jan. 20th, 2015 09:54 pm (UTC)
Ага. Нормальных слов просто нет.
Потому я и счастлив, что ушел оттуда.
slavynka88
Jan. 21st, 2015 08:18 pm (UTC)
И это правильно.
menellinnaro
Jan. 20th, 2015 06:26 pm (UTC)
Еще одно симптоматичное явление "у этих" - страх перед яркими цветами (в одежде, в оформлении и т.д.). У меня сценические костюмы очень яркие - красные, ярко-синие, с вышивкой бисером, с рюшами а-ля 18-й век и т.д. Ну и в ролевые игры я раньше активно играл - эльфов всяких и средневековых аристократов:). То ли им было завидно, что я на фоне их сереньких и болотного цвета одежд всегда выходил как павлин, то ли в чем дело - но я постоянно слышал: "Что ты так наряжаешься? Эти блестящие ткани и т.д. - это плохо! А ты еще и толстый (в самом деле, пузо у меня имеется), тебе так некрасиво, надо носить темные тусклые тона!" Одно из двух: или это была зависть, что я не боюсь быть ярким при неидеальной внешности, или они в самом деле боятся яркости.
slavynka88
Jan. 20th, 2015 06:27 pm (UTC)
Видимо, так. Серость во всем - их жизненное кредо.
sdvoryanchikov
Jan. 17th, 2015 11:04 am (UTC)
значит вот как его история закончилась.
как раз по итогам экскурсии в Музей обороны Царицына заметки пока пишу. Про Краснова там тоже упоминалось.
спасибо за пост, Виктория!)
slavynka88
Jan. 19th, 2015 09:02 pm (UTC)
Вам спасиБо за отклик!
По поводу заметок - это интересно.
winter_borealis
Jan. 19th, 2015 09:50 am (UTC)
Вечная память!
slavynka88
Jan. 19th, 2015 09:09 pm (UTC)
Аминь.
+ Вечная память!
teo_tetra
Feb. 8th, 2015 07:52 am (UTC)
Тропарь, глас 4
Днесь радостно ликует Церковь Русская, прославляющая новомученики и и исповедники своя: святители и иереи, святыя царственныя страстотерпцы, благоверные князи и княгини, преподобныя мужи и жены и вся православныя христианы, во дни гонения безбожнаго жизнь свою за веру во Христа положившия и кровьми Истину соблюдшия. Тех предстательством Долготерпеливе Господи, страну нашу в Православии сохрани до скончания века.
slavynka88
Feb. 9th, 2015 06:52 pm (UTC)
Re: Тропарь, глас 4
Аминь.
teo_tetra
Feb. 9th, 2015 07:31 pm (UTC)
Re: Тропарь, глас 4
Царю и Богу нашему Слава, Аминь!
Спаси и сохрани Господь наш рабу божию Викторию, Даруй ей здравия, Спасения души и во всем благаго поспешения.
Спаси и сохрани Господи ея всех родных и близких, даруй им христианского миросозерцания и многия, многия, многия лета. Аминь.
slavynka88
Feb. 9th, 2015 07:35 pm (UTC)
Re: Тропарь, глас 4
Аминь.
Спаси Господи! Очень тронута...
Помогай вам Господь во всех ваших делах!
( 29 comments — Leave a comment )

Profile

slavynka88
slavynka88

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com