?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у duchesselisa в Из воспоминаний Алексея Щербатова



Алексей Щербатов в возрасте 5 лет



В двадцатых числах июня мы всей семьей уезжали в Ялту из пульсирующего тревожными событиями предреволюционного Петрограда, с надеждой, что скоро все утрясется, затихнет и вернется на круги своя. Отец оставил службу после отречения Государя. Прошедший войну, тяжело переживавший отречение и свой уход из армии, он очень изменился: всегда веселый, любивший играть с детьми, стал мрачным, погруженным в себя, словно предчувствовал грядущие беды. Тем не менее, вопрос о том, чтобы покинуть Россию, никогда не рассматривался на семейных советах. Однако, было принято решение временно отправить семью в Ялту. Помнится, что мать, не меньше любившая Россию, облегченно вздохнула.

Мне это было понятно: одним из самых сильных впечатлений детства остались ее слова при обсуждении покупки имения на деньги, полученные отцом от тетки, графини Толстой, в наследство. Кто-то предлагал сделать это в Италии или на юге Франции. Мама сказала тоном, не терпящим возражения: "Нет. В России, в Витебской губернии. Там чудные леса и озера". Шел 1913 год. Мне не было и трех лет, но запомнилось "Только в России" - так сказала мама.






Матушка Алексея, княгиня Анна Владимировна Щербатова (Барятинская)



Помню, как мы пошли гулять в Таврический сад с сестрами Анной и Еленой, Гофочкой (гувернантка) и немецкой овчаркой по кличке Волчок. Начиналась Февральская революция, Государь уже отрекся, Ленин был в Петрограде, и повсюду - пьяные солдаты. Один из них отделился от группы и штыком отпихнул мою любимую собаку. Волчок взвизгнул и оскалился. Я обернулся к хохочущей толпе со словами: "А ты вместо того, чтобы мучить мою собаку, шел бы на фронт". Все засмеялись, Гофочка быстро увела нас. Я думал, она меня осуждает, но дома гувернантка сказала: "Какой ты молодец, Алексей, совсем не испугался".

Была еще одна незабываемая прогулка по революционному Петрограду марта 1917 года. Мисс Гофф взяла меня и сестер за покупками на Невский проспект. Из магазина мы выходили под странный грохот. Создавалось впечатление, что рушились здания. Я с сомнением посмотрел на гувернантку и спросил:

-Что это, Гофочка?
- Это безумцы сбивают с вывесок двуглавых орлов.





А.В. Щербатова с сыном Алексеем


С Апраксиными и Мальцовыми мы собирались вместе в 1915 военном году ездили на Пасху в Александровский дворец к детям Николая II. Государя в тот приезд не было, он находился в ставке. Старшие дочери встречали гостей в форме медсестер. Императрица Александра Федоровна, всегда обаятельная, добрая по очереди обнимала, целовала, гладила нас по головам. Она была красивая, но ее сестра Елизавета Федоровна считалась необыкновенной красавицей, от нее, как утверждали взрослые, все мужчины были без ума. Я же больше всех из царской семьи любил Марию, какую-то особенно ласковую и внимательную. Младшие дети, как и мы, преимущественно одевались в матроски, говорили все исключительно по-русски, Александра Федоровна - с едва заметным приятным акцентом. Событие, ради которого мы собирались было следующее: накануне праздника императрица прятала между подушками, в складках мебели маленькие изделия Фаберже, крошечные золотые яйца, разные сувениры. А потом приглашенные дети развлекались, разыскивая эти предметы. Мне тогда досталась одна или две вещицы, не помню. В пять лет это не так важно, зато происходило все весело и шумно.




Бабушка и дедушка Барятинские с внуками


Из Симферополя на конных повозках добрались до имения бабушки, княгини Надежды Александровны Барятинской. Южный город встретил нас ясной погодой. Ялтинское имение огромное - пятьдесят гектаров земли с великолепными виноградниками, представлялось надежным, защищенным. Из окон дома открывался, захватывающий дух, вид на Черное море, к которому вели ступени террасы. В этом имении когда-то гостил сын королевы Виктории, приезжавший на яхте через Средиземное море.

В "Сельбиларе", к моменту нашего приезда, собралось много родственников, планировавших, как и мы, переждать здесь беспокойное время: Апраксины с пятью детьми, дядя Валя Барятинский с женой и сыном, дядя Толя Барятинский с супругой и дочерью, Мальцовы с тремя детьми и няней и младший из трех братьев моей матери, Владимир с семьей. Надо отметить, что в самой Ялте все сначала все выглядело вполне мирно. Постепенно менялся лишь состав публики, прогуливавшейся по идеально чистой и по- южному красивой набережной: чаще стали встречаться люди, одетые в военную форму.

По настоянию английской королевы Александры и приказу императрицы Марии Федоровны, именно приказу, поскольку бабушка никак не соглашалась уезжать, и ее в конце концов вместе с матерью Николая II и семьей моей тети Мальцовой, переправили на Мальту. Бабушка скучала по России, не представляла себе жизни в другой стране. Поэтому моей тете Ирине Мальцовой не составило труда убедить бабушку в необходимости вернуться к дочерям, чтобы держаться вместе. Так они и сделали, поверив, что все пойдет по-прежнему… Ошибка, стоившая жизни.






Павел Борисович Щербатов, отец Алексея


В том, что наш отец был человеком бесстрашным, я абсолютно уверен. Далеко не каждый рискнул бы перед самой революцией вернуться из Ялты в Петроград. Решил проверить все дела и вывез все драгоценности бабушки Барятинской. Забрал два больших чемодана из ломбарда. И зря. Бабушку потом расстреляли, драгоценности на миллионы долларов кто-то прибрал. Интересно, кто?

День, в который мы навсегда покидали Ялту, совпал с днем моего рождения. Мы ночевали у бабушки. Разбудила меня Гофочка со словами: «Поздравляю тебя, Алексей, с днем рождения. Ты теперь большой мальчик, надеюсь, будешь меньше хулиганить». И добавила: «Быстро одевайся, иди прощаться с бабушкой. Сегодня мы уезжаем из России. Генерал Врангель отдал приказ: эвакуироваться всем, кто может. Едем в Константинополь».





Три семьи: Щербатовы, Мальцовы и Апраксины



Она повела меня к бабушке, княгине Барятинской. Я вошел в ее будуар. Бабушка, недавно перенесшая инсульт, сидела в большом кресле, милая и тихая: «Поздравляю тебя, мой дорогой Алька, с днем рождения. Вот тебе мой подарок: целых пятьсот рублей». Я поблагодарил ее, а сам подумал: «Как она далека от реальной жизни – вчера в городе бублики продавались за тысячу рублей. Так что я смогу купить на эти врангелевские деньги лишь полбублика»… Эти перемены не беспокоили бабушку, несмотря на то, что уезжать из России она не пожелала, никакие уговоры родителей не подействовали, и она осталась в Ялте со своей дочерью, моей тетей, Ириной Мальцовой и ее мужем. От тети я получил в подарок серебряный рубль для своей коллекции, который до сих пор храню. В декабре все трое были расстреляны Бела Куном по приказу Троцкого. Бабушке было восемьдесят четыре года.





Ирина Владимировна Мальцова (Барятинская)



После бабушки мы отправились прощаться со Старым Кириллом, так его все называли. В свои девяносто шесть лет он имел ясный ум и был необыкновенно мудрым. В молодости Кирилл служил денщиком у моего деда, князя Барятинского, вместе они прошли войну 1877-1878 гг. за освобождение Болгарии. Кирилл тогда получил Георгиевский крест за переход через Шипку на Балканах. Он благословил меня и добавил: «Князек, ты умный и хороший мальчик. Знай, что наступили страшные времена. Царя убили, и Бог забыл Россию». Умер Кирилл в конце года от голода в Ялте… Пешком, следуя за подводами, дошли до мола. Наша собака Волчок бежала, не отставая ни на шаг и страшно выла, понимая, что ее оставляют. Волчка серьезно ранили чекисты, пришедшие арестовывать бабушку: собака пыталась защитить хозяйку.

В ожидании дальнейшего поворота дел в России, все так же, не теряя надежды вернуться, мы просидели в Константинополе около года. Понятно, что все с нетерпением ждали свежий номер газеты, выходившей через два-три воскресенья на русском и французском языках "Пресс-дю-Суар". Однажды, как обычно, зашли в церковь, и вдруг мама вскрикнула, увидев на первой странице газеты "Княгиня Барятинская расстреляна в Крыму по приказу Троцкого". Каким это ударом было для всех, кто знал ее. Бабушку помнили как человека, сделавшего столько добрых дел, многим в Ялте она помогала, ее любили. Казалось невероятным, что эта пожилая женщина могла кому-то помешать. Рассказывали, что идти бабушка не могла, пьяные чекисты после традиционного приема пива с кокаином несли ее на руках. Расстреливали с криками "Ура" и, я думаю, не соображали, что делали. Вместе с бабушкой, моей тетей Мальцовой и ее мужем, здесь расстались с жизнью примерно двадцать тысяч человек.

Мама осторожно спросила, помню ли я свой давний сон? Конечно, я и сегодня не забыл его. В девятилетнем возрасте я увидел этот кошмар, который вдруг приобрел пророческий оттенок: в необычной конструкции телеге везли три гроба. В одном - моя бабушка со строгим изможденным лицом, в другом - сестра матери Ирина, в третьем - ее муж. Телеги запряжены тринадцатью черными козлами. Потрясенный, я рассказал тогда об этом маме. "Ой, Господи, ты, Боже мой, перекрестись и забудь" - посоветовала она

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
nngan
May. 24th, 2015 05:25 am (UTC)
"Бабушку потом расстреляли, драгоценности на миллионы долларов кто-то прибрал..." - Рядовое явление для "народной" инородной власти.
slavynka88
May. 24th, 2015 11:53 am (UTC)
Да, и эти факты не перестают шокировать. Это еще раз подтверждает то, что примирение невозможно ни под каким соусом.
nngan
May. 24th, 2015 02:56 pm (UTC)
Ген. Франко и Пиночет их из политической жизни исключили. Успешно, хоть и не до конца, так как потом полезли вновь. Так что примеры для подражания имеются - на переходный период, без которого, предполагаю, не обойтись.
slavynka88
May. 24th, 2015 06:33 pm (UTC)
Вы правы. Примеры, к счастью, есть неплохие.
babas10
May. 24th, 2015 09:01 am (UTC)
Жуткие были времена!
БЖСР!
slavynka88
May. 24th, 2015 11:46 am (UTC)
Да, было очень страшно. Никто тогда не предполагал, что так оно и будет, и что этот кошмар растянется на долгие годы.
( 6 comments — Leave a comment )

Profile

slavynka88
slavynka88

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com