?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

12 июля 1927 г. - умер в эмиграции русский поэт Иван Иванович Савин





Его стихи и вся его жизнь и его беллитрические темы были мягко освещены кротким светом тихой трогательности, и знавшие Иван Ивановича Савина сохранят в памяти этот образ молодого писателя, горевшего исключительной и редкой любовью к России. Его настоящая фамилия была Саволайнен. По происхождению он был финн, правда, совсем обрусевший, но по своей духовной и полной слиянности с Россией Саволайнен являл собой яркий пример и образец русского патриота, болевшего горем и страданиями свой страны, глубоко ненавидящего большевизм, непримеримо с ним боровшегося в печати, искренне, как всегда и во всем веровавшего в российское восресение, в победу идей правды и человечности.

По всем его стихам разлит тихо мерцающий, но ровный свет затаенной и какой-то неизлечимой грусти. Это был поэт благосности и примерения. Без пафоса, без бурных всплеск его мелодия текла чуть слышной струей заброшенного ручья. Иные из его песен были похожи на вечернюю молитву забытого человека, раненного судьбой, - личной, но еще и исторической. И, в самом деле, к Савину она была несправедлива и жестока.

Страшным ударом поразила его война, и контуженный Савин потерял дар свободной речи, стал заикой, и это лишение драгоценнейшего орудия в общении с людьми угнетающе отразилась на его психике. В нем, стыдливом, в нем, стесняющемся, зародилось и выросло настороженное и напуганное чувство вечной неловкости. Он стал конфузлив при встречах, конфузлив в беседах, экономен в словах. Сузился мир. Все глубже и глубже вживалась потребность молчания. Молодая душа замкнулась и ушла в себя, чтобы найти свое выражение, исповедь, исход порывами в литературе, напевах, стихах, задумчивых и грустных рассказах.

Как все поневоле замкнувшиеся души, потрясенный большой личной неудачей, пораженные трагедией, все внутреннее кипение своих молодых сил Савин отдал подвижнеческой мечте и эта мечта была подарена России, чаяниями о России и любовью к ней.

От всех его стихов веет неподдельным, неизменно скромным страдальчеством. Но и чрез него, за этими мотивами неизлечимой грусти всегда и постоянно слышатся ноты бодрости. Она нигде не подчеркнута, - поэтому особенно убедительна. Стихи Савина – интимная исповедь, и этой исповеди нельзя не верить. Вообще в его писаниях явно чувствуется и невольно просвечивает уединенное келейничество. Даже тогда, когда его имя могло европейски прошуметь, он сам захотел и сумел занавеситься и отойти в тень. Так случилось с записками Мальсагова о Соловецком большевистском застенке.
И эти записки открылись миру через Савина, были вынесены на общее внимание его трудами, проредактированы его рукой, имели все основания выставить на своем заглавном листе рядом с Мальсаговским имя Ивана Савина. Но ни в русском подлиннике, ни в бесчисленных переводах нигде нельзя найти этого законейшего и справедливого упоминания.

Меж тем заграничное узнавание этих ценнейших записок, рассказавших о подлинных, но и невероятных ужасах огромной Советской тьрьмы, было достигнуто только благодаря Ивану Савину. Напечатанная в «Сегодня» потрясающая мальсаговская повесть сразу же привлекла внимание, тоже покойного теперь, К.Д. Набокова, возникла переписка о переводе и издании записок на английском языке, - первый толчок, первый шаг к широчайшему распространению этой книги заграницей.
Картины советской каторги вызвали чрезвычайный шум, получили огромный успех, оказали самое плодотворное влияние на общественное мнение Европы, и, в частности, Англии. Имя Мальсагова приобрело известность, но сам Савин не только отошел на задний план, но и скрылся, заслонился, будто убежал от молвы и от признаний своего открытия и своей большой и тяжелой редакторской работы. Точный во всем, аккуратный везде, он келейнически выполнил свой труд, и это сознание было для него прекрасной и удовлетворяющей наградой.

Таким он был, таким он жил, таким же представал и герой его беллетристических вещей, - простая и ясная человеческая душа, несущая в себе неумирающие порывы к небу, к Богу, к радостной тишине и благости прощения. Как-то невольно схватывается во всех этих лицах, возникающих и проходящих в савинской беллетристике, одна черта. Эта четра – покорность, окрашенная зыбкостью. Что-то неуверенное, непрочное и, может быть, приговореное таилось в этих сочиненных душах, как, может быть, и в совсем не сочиненной, правдивой и открытой душе Савина.

Да, конечно, так и было. Савин болел долго, болел давно, болел мучительно, не жалуясь и не ропща на безрадостность своей молодой жизни, находя великое и последнее утешение в сокровенных излияниях своих писательских жажд, не тухнущих, но призренно и слабо мерцающих надежд на лучшее, т.е. святое будущее человека, России и земли. И эта верная преданность идее стучалась и сквозила в его стихотворных пьесках, этих непосредственных, никогда не увлекавшихся формой стихах, в его маленьких, скрыто лирических новеллах, в его корреспонденциях и журнальных статьях.


Никогда, ни разу, ни на одну минуту, ни у кого в нашей редакции не возникло ни малейшего недоверия к тому, что писал, что присылал, что сообщал в «Сегодня» Иван Савин, - так наглядно, так ощутимо, так убедительно в своей правдивости передавалась его четкая искренность, его всесторонняя, не соблазняющаяся пристрастиями, личная и авторская честность.

Всем близким, всем знавшим Савина, всем слышавшим о нем, было давно известно и о его страданиях, и о его недуге. И все-таки счастливая вера спасла его от горьких предчувствий такого близкого печального конца. Ведь, молодость, кажется верным защитником, милым и надежным ключом, запирающим дверь от смерти. Но не спасла и она. Сейчас все кажется ясней, - и словесное тихое страдальчество, и его обреченность, и весь его кроткий образ молодого, умирающего, вдруг как-то гармонично слившего скромную и мужественную печаль своих дней, овеянных холодом приближающейся неумолимой развязки, со строгой красотой прохладного северного лета Финляндии, под скупым солнцем северного стального неба.
Последние шесть недель ему было особенно тяжело. После неудачной операции у Савина появилась закупорка вен в брюшной полости. Упал новый недуг – упал и смял. В 5 часов вечера 12 июля Савина не стало.

.. «Не рыдай так безумно над ним:
  « Хорошо умереть молодым»»


Правда-ли, Верно-ли? Нет, умереть всегда плохо, - еще хуже длительно умирать, да еще молодым, да еще в полном сознании неизбежного конца, вытаивая и шаг за шагом уступая злому нашествию смерти, понимвая всю неотвратимость последнего конца, ощущая в себе всю радость избыток душевных сил, в молчаливом горе прощаясь с милой жизнью, которая никогда не повторится.

Обидно умереть молодым....


Петр Пильский

«Сегодня» № 155, 16 июля 1927, с.2.

Публикация подготовлена Э.Каркконен, Хельсинки, 2005г.


Источник: http://www.xxl3.ru/kadeti/savin.htm



Comments

( 9 comments — Leave a comment )
livejournal
Jul. 12th, 2016 08:00 pm (UTC)
Памяти русского поэта Ивана Савина
Пользователь vik09 сослался на вашу запись в своей записи «Памяти русского поэта Ивана Савина» в контексте: [...] Оригинал взят у в Памяти русского поэта Ивана Савина [...]
livejournal
Jul. 12th, 2016 08:21 pm (UTC)
Памяти русского поэта Ивана Савина
Пользователь eliseevna_50 сослался на вашу запись в своей записи «Памяти русского поэта Ивана Савина» в контексте: [...] Оригинал взят у в Памяти русского поэта Ивана Савина [...]
nngan
Jul. 13th, 2016 05:50 am (UTC)
+ Светлая память.
slavynka88
Jul. 13th, 2016 07:42 pm (UTC)
Аминь.
+ Светлая память.
aselajn
Jul. 13th, 2016 10:18 am (UTC)
Один из самых любимых моих поэтов русского зарубежья, наряду с Несмеловым, Бехтеевым, Георгием Ивановым и Туроверовым.
Чрезвычайно актуальные стихи:

Все это было. Путь один
У черни нынешней и прежней.
Лишь тени наших гильотин
Длинней упали и мятежней.

И бьется в хохоте и мгле
Напрасной правды наше слово
Об убиенном короле
И мальчиках Вандеи новой.

Всю кровь с парижским площадей,
С камней и рук легенда стерла,
И сын убогий предал ей
Отца раздробленное горло.

Все это будет. В горне лет
И смрад, и блуд, царящий ныне,
Расплавятся в обманный свет.
Петля отца не дрогнет в сыне.

И крови нашей страшный грунт
Засеяв ложью, шут нарядный
Увьет цветами - русский бунт,
Бессмысленный и беспощадный....
1925
slavynka88
Jul. 13th, 2016 07:15 pm (UTC)
Вы правы. Очень сильные стихи. СпасиБо!
slavynka88
Jul. 13th, 2016 07:42 pm (UTC)
Очень интересный материал!
postranik
Jul. 14th, 2016 01:45 pm (UTC)
Разделяю Ваше мнение.
( 9 comments — Leave a comment )

Profile

slavynka88
slavynka88

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com