June 20th, 2011

Из истории русской церковной эмиграции в Китае.


Революция и гражданская война, терзавшие Россию несколько лет подряд, выплеснули за границы страны несколько миллионов беженцев. Россия буквально взорвалась выпущенными переселенцами. Такого грандиозного "исхода" граждан страны в чужие пределы история еще не знала. Северные, южные и дальневосточные порты России вынесли в мир огромную волну эмигрантов, рассеявшихся по всему свету. Прокатившийся через Сибирь многосоттысячный поток беженцев затопил Манчжурию, Китай, Корею и Японию. Только в Китае, по некоторым данным, в изгнании оказалось около 400 тысяч русских людей.

Очутившись в новой, неизвестной, чуждой среде, русские беженцы не встретили здесь ни сострадания, ни понимания. Пока невзгоды их сохраняли еще печать новизны, они возбуждали интерес и любопытство китайцев не более того. Впрочем, как свидетельствуют очевидцы тех событий, и это быстро проходило, уступая место равнодушию, если не раздражению и враждебности. Отдельные отрадные исключения только подтверждали это печальное правило, а после того, как в 1921 году советское правительство лишило эмигрантов российского гражданства, ко всем прочим бедам русского расселения добавилась еще полная юридическая беззащитность.

Картинка 2 из 9

Благовещенская Церковь в Харбине

Лишившись Родины и оказавшись в чуждом "желтолицем" Китае, эмигранты страшной ценой платили за свое право на безопасную жизнь после лишений и ужасов революции и гражданской войны. Утеря родных корней и тоска по своей обезображенной Родине означали для многих из них медленную духовную смерть. Боль утрат и взаимные обиды порождали в эмигрантской среде противоречия и недоразумения, горячие споры и взаимные обвинения но все это бурление касалось большей частью вопросов сиюминутнополитических, партийногрупповых.

От окончательного раскола, опустошения на чужбине спасало вероисповедное и мировоззренческое единство изгнанников, большинство из которых были верующими. Русская православная церковь, сформировавшая свой клир из числа архиереев и священников, стала единственной силой, помогавшей выжить, она оставалась главным свободным носителем традиционного русского самосознания, хранительницей отечественной духовной культуры и русских национальных традиций. Она объединяла и сплачивала невольных изгнанников, утешала, вдохновляла, поддерживала и благословляла.

Collapse )