December 14th, 2012

Поэт Русской эмиграции Василий Сумбатов

Сумбатов Василий Александрович (12.12.1893—08.1977), князь, поэт. Учился в Кадетском корпусе. С 1914 в действующей армии, был ранен, награждён Георгиевским крестом 4-й степени; в октябре 1916 перенёс тяжёлую контузию. В 1918 вместе с женой уехал из Москвы в Крым.



В апреле 1919 на пароходе «Екатеринославль» Сумбатовы покинули Крым, провели некоторое время на острове Халки и в Константинополе; в 1920 на итальянском пароходе Красного Креста прибыли в Рим. Сумбатов работал рисовальщиком для Ватикана, дизайнером по тканям, заведующим русского книжного магазина. Работал художником в Ватикане. Но когда в Ватикане узнали, что он не исповедует католичество, потребовали, чтобы он срочно изменил вероисповедание. Несмотря на то что работа в Ватикане была хорошо оплачиваемой, а семья остро нуждалась, поэт наотрез отказался исполнить предъявленные условия и сохранял приверженность Православию до последнего часа.

Первая книга Сумбатова «Стихотворения» (Мюнхен, 1922) включает лирические стихотворения различных жанров и тематики, написанные им в отрочестве (начал писать стихи с 12 лет), в юности и в период первой мировой войны, а также поэму «Без Христа» — с эпиграфом из «Двенадцати» А. Блока. А. М. Ренников писал, что в книге «вылилась бесконечная тоска по покинутой, страдающей родине, духовная боль о ее муках, молитвы о ее возрождении и мечты неясные, но дорогие сердцу о ее прошлом, утраченном ею довольстве и покое» («Новое время». 1922. 8 нояб.). Рецензент подчеркнул, что «автор — любящий Россию русский человек, который всегда, в каком бы чудном краю он ни был, будет думать о родной, русской земле…» (там же). В поэме критик отметил много правдивого, но критиковал за то, что слог и содержание «слишком прозаичны, слишком резки», и сетовал: «…зачем повторять в стихах грубые выражения митингов» (там же).

Между тем Сумбатов вслед за Блоком стремился передать дух эпохи, ее нравственно-психологическое состояние. В поле его зрения и настроения воюющих солдат и офицеров, и деятельность революционеров, которые восприняты человеком из толпы как «лихие люди», и грубое самодовольство новых властителей, и споры на религиозные темы, которым сопутствует расправа над священником, пришедшим помолиться над телами офицеров, убитых солдатами. Фронт первой мировой войны и революционная Москва составляют географическое пространство поэмы. Автор заявляет о себе как защитник законности, субординации в армии, но за кипящим речевым морем, как и Блоку, А. Белому, М. Волошину, — открывается ему Христос. В написанных в 20-е стихотворениях «Мать», «Призрак», «Голубые гусары» поэт выразил чувства вины, боли, сострадания, которые внушала ему Россия. Провиденциальный облик родной страны воплощен в «Призраке» как женская ипостась, «тень отчизны угнетенной».     

Она склоняет надо мной 
Свою главу в венце терновом, 
И виден отблеск неземной 
В ее величии суровом. 

Упреки родной страны слышит совестливый герой, несмотря на то, что отнюдь не благополучна его эмигрантская жизнь. Бедность и лишения, которые терпят беженцы, кажутся не сопоставимыми с теми страданиями, которые выпали на долю оставленной матери-земли. Ее голос звучит в его ушах даже тогда, когда царствует ночная тишина: 

Ты бросил мать среди зыбей 
Разбушевавшегося моря, 
Ты не делил моих скорбей, 
До дна не выпил чаши горя. 

Антиномичность русской истории и мучительный путь современной родины сознавались как неизбежность, трагедия, однако не заслоняли любви. Поэт так пояснял строчки «Матери»: «Мать-родина есть (для меня) совокупность всех русских людей с их мыслями, словами и делами; нет человека, который не грешил бы, значит, и совокупность людей не безгрешна. А мешать веру и любовь с кровью — это специфически-русская черта, красной нитью проходящая через всю русскую историю до наших дней. Сколько преступлений было совершено, сколько крови пролито во имя любви к ближним, во имя чистой веры!». Во втором сборнике (Милан, 1957) немало стихотворений, посвященных христианским праздникам и событиям: «Апрель», «Вербная суббота», «Великим постом». Ю. Трубецкой писал об этом сумбатовском сборнике: «Читая его стихи, невольно вспоминаешь таких поэтов, как Фет, даже Случевский. Иногда поэтов “пушкинской поры”». Последняя книга Сумбатова — «Прозрачная тьма: Стихи разных лет».   

Л. Алексеева

Взято с сайта: 
http://www.belrussia.ru/page-id-1608.html



Collapse )