May 18th, 2016

В поездке с Императором. Воспоминания придворного казака Тимофея Ящика

В канун войны

Когда наступало лето, царская семья переезжала в летний дворец в Царском Селе. Это было более спокойное время, с меньшим количеством приемов и депутаций, чем в Санкт-Петербурге. В июле месяце атмосфера стала нервной. Я никогда не слышал, чтобы царь или царица говорили об угрозе войны, но, безусловно, каждый чувствовал, что что-то назревает. Мы, слуги, уже начали понемногу думать, что летняя поездка в финские шхеры будет отменена, но, к нашему удивлению, мы получили приказ все к ней подготовить.  В начале июля мы отплыли из Петергофа, расположенного рядом с Кронштадтом, на императорской яхте «Штандарт». Мы находились в финских шхерах уже 8 дней, когда неожиданно пришла телеграмма, которая, наверное, была очень важной. Машине моментально был дан полный ход, и мы поплыли в Петергоф. За пределами Кронштадта мы встретили французскую эскадру, где на борту одного из судов находился президент Пуанкаре.





На фото: автор воспоминаний Тимофей Ящик



В последующие дни император проводил длинные совещания с французским президентом, частые в Петергофе, частью на борту французского флагманского корабля. Это были праздничные дни. Царь был посвящен в рыцари Почетного легиона, да и я получил медаль. Но, несмотря на празднества, атмосфера была очень нервной, и в один прекрасный день Пуанкаре уехал сломя голову домой, только черный дым валил из труб французских кораблей. События следовали одно за другим. В один из последних дней июля было принято решение провести в России мобилизацию. Царь ничего не говорил, но было заметно, что он очень тяжело пережил принятие этого решения.  Двумя днями позже война стала реальностью.

Collapse )