?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Мария Федоровна Романова - последние годы. 
 В течение долгого времени ее имя предавалось забвению. Жесткие идеологические рамки не позволяли историкам объективно подойти к оценке жизни и деятельности многих представителей дома Романовых, в том числе и императрицы Марии Федоровны, обладавшей незаурядным умом, дипломатическими способностями и особым обаянием.
Только в последние годы историки смогли по-настоящему заняться изучением ее личного архива, хранящегося в ГА РФ (ф. 642), где наибольший интерес представляют дневниковые записи Марии Федоровны и ее памятные книжки, охватывающие весь 52-летний период пребывания Марии Федоровны в России (они написаны по-датски). Значительна и сохранившаяся переписка ее с мужем - императором Александром III, сыном - императором Николаем II, а также с великими князьями и великими княжнами.
Наиболее интересная часть материалов, связанных с последними годами жизни Марии Федоровны (1919-1928), хранится в Архиве Датского Королевского Дома в Копенгагене и в Государственном архиве Дании (фонды Архива МИД), однако пока они недоступны исследователям.
 

Сохранилось письмо, написанное Марией Федоровной брату Вальдемару в мае 1917 г. Оно отразило душевное состояние, в котором находилась бывшая императрица в роковые для нее и всей императорской семьи дни. "Как только не разорвется сердце, - писала она, - от такого количества горя и отчаяния. Только господь Бог помогает вынести эти несчастья, которые поразили нас с быстротой молнии". Мария Федоровна тяжело переживала отсутствие связи с остальными членами своей семьи, постоянно возвращалась к мысли о "бедняге Ники, на долю которого выпали такие испытания". Анализируя события января-марта 1917 г., вдовствующая императрица писала брату: "Можно ли было предвидеть такую ужасную катастрофу! Как, оказывается, сильно были возбуждены умы! Как долго играли с огнем!... Одна ошибка следовала за другой, почти каждую неделю смена министерства, и наконец это ужасное назначение Протопопова, который оказался настоящим подлецом и предателем, хотя пытался выдать себя за прекрасного и преданного друга... Какой низкий человек; он все время лгал, что все хорошо, и что она (Александра Федоровна. - Ю. К. ) умнее, чем даже Катерина Вторая! Как чувствует она себя сейчас, несчастная!"

Несмотря на то, что Мария Федоровна отвергала всякую мысль об отъезде из России, она надеялась на встречу со своими близкими: "Мои мысли горестны, - писала она брату, - я чувствую постоянное уныние и неописуемые страдания, но я часто вижу перед собой Ваши дорогие лица и надеюсь, что я услышу и Ваши голоса. Кто бы мог подумать три года назад, когда мы расставались в Frihaven (порт в Копенгагене. - Ю. К. ), что война продлится так долго, и что страна поведет себя так позорно. Я никогда не могла представить себе, что нас вышвырнут, и что придется жить как беженцам в своей собственной стране!"



Датский королевский дом и правительство с осени 1917 г. предпринимали попытки по спасению жизни Марии Федоровны и ее ближайшего окружения. В шифрованной телеграмме от 10 сентября 1917 г. в адрес датского посольства в Петрограде говорилось, что правительство Дании дало свое согласие на приезд вдовствующей императрицы в Данию. В телеграмме также указывалось на необходимость выяснения его возможной даты и подготовки этой акции в условиях строгой секретности, "дабы не скомпрометировать высоких лиц государства".

Аналогичные попытки по спасению жизни членов дома Романовых предпринимались испанской королевской семьей. В октябре 1917 г. король Альфонс XIII и испанское правительство пытались добиться взаимопонимания в Лондоне для подписания соответствующего соглашения с Временным правительством для организации выезда царя и его семьи через Финляндию и Швецию. С этой целью испанский король лично обращался к королю Англии, Георгу V, племяннику Марии Федоровны, а также к королевским особам Швеции и Норвегии, однако его обращение успеха не имело.

Шифрованные телеграммы датского посла в Петрограде Харальда Скавениуса с информацией о положении членов императорской семьи шли весной 1918 г. в Копенгаген одна за другой.

12 марта 1918 г. посол сообщал, что жизнь членов императорской семьи, живущих в Крыму "под надзором матросских и солдатских банд", в опасности. "Вдовствующая императрица, ее две дочери и зятья находятся в ужасающих условиях без денег, испытывая большие лишения...

 

Великий князь Михаил арестован и переведен в одиночку в Пермь. Обращение плохое... Его жизнь в опасности. По последним сообщениям из Тобольска, караульная служба настроена очень враждебно. Никто не может сказать, какая судьба ждет императора, императрицу и их детей".
 

3 апреля 1918 г. Скавениус вновь сообщал о полном безденежье и недостатке продуктов питания в Крыму. Датское посольство в Петрограде предпринимало попытки переправить через границу в Данию сына арестованного в Перми вел. кн. Михаила Александровича, скрывавшегося с гувернанткой в посольстве. Скавениус сообщал также, что "из Тобольска приходят плохие новости. Условия становятся все хуже. Безденежье полное".

В мае 1918 г. после оккупации Крыма германскими войсками вдовствующая императрица перешла под "немецкий контроль". Во время встречи с немецким офицером она заявила о своем желании покинуть Россию и вернуться в Данию. 15 мая 1918 г. датский посол в Берлине граф Мольтке сообщил в Копенгаген, что немецкая сторона считает нежелательным выезд Марии Федоровны из России. Он также писал, что посол России в Берлине Адольф Иоффе от имени советского правительства потребовал, чтобы все без исключения члены царской семьи остались в России во имя спасения их жизней.

Вскоре после этого X. Скавениус по собственной инициативе предпринял меры по облегчению положения родственников царя. После тщетных попыток получить аудиенцию у Ленина он направил представителя Красного Креста, датского врача Карла Кребса к Марии Федоровне, чтобы помочь ей с продуктами питания. Кребс, хорошо владевший русским языком, в годы войны объездил всю Россию, помогая в распределении продуктов питания и доставляя лекарства в лагеря для военнопленных. Накануне отъезда в Крым Кребс посетил Л. Д. Троцкого, чтобы получить у него разрешение на сопровождение императрицы в случае ее отъезда из России, а также на доставку ей продуктов питания. По воспоминаниям Кребса, Троцкий принял его лишь на второй день. "Мария Федоровна является для нас старой реакционной дамой, и судьба ее для нас безразлична", - заявил он. "Но для нас она остается датской принцессой, и этот факт означает многое в отношениях Дании и России", - ответил ему К. Кребс. Троцкий захлопнул дверь перед носом Кребса со словами: "Мария Федоровна должна подать ходатайство о паспорте на тех же основаниях, как и любое другое лицо".
 

Усилия датского королевского дома по спасению жизни членов царской семьи активизировались весной-летом 1918 г. 16 апреля 1918 г. король Кристиан X и принц Вальдемар в телеграмме в посольство Дании в Петрограде настаивали на скорейшей организации отъезда из России Марии Федоровны и других членов дома Романовых. Рекомендовался маршрут пароходом из Ялты в Констанцу. Для подготовки отъезда королевская семья выделила 60 тыс. руб.  Кристиан X обращался также к Вильгельму II с просьбой сделать что-либо для столь близких ему людей. Однако кайзер отклонил просьбу короля, мотивируя это тем, что его посредничество лишь ухудшит ситуацию.

В июле 1918 г. датское правительство получило из Петрограда сообщение Скавениуса об убийстве царской семьи. Ни правительство, ни королевский дом не сделали по этому поводу никаких официальных заявлений. Министр иностранных дел Дании Эрик Скавениус, дядя датского посла в Петрограде X. Скавениуса, придерживался мнения, что события в России являются "внутренним делом русских". В память о членах царской семьи в Копенгагене в Русской церкви на Бредгаде была отслужена заупокойная служба, на которой присутствовали члены королевской семьи и дипломаты, аккредитованные в датской столице.
В июле 1918 г. испанский король Альфонс XIII в шифрованной телеграмме на имя датского посла в Петрограде заявил, что готов принять в Испании вдовствующую императрицу Марию Федоровну и Александру Федоровну с наследником. В телеграмме, поступившей 9 августа 1918 г. от испанского посла в Норвегии в адрес министра иностранных дел Дании Э. Скавениуса, говорилось, что король Испании провел переговоры как в России, так и за ее пределами с целью "доставить в Испанию императрицу Марию Федоровну и Александру Федоровну с детьми и что его королевское высочество надеется, что это удастся".
11 апреля 1919 г. Мария Федоровна покинула Россию. Английский король Георг V, племянник императрицы, по настоянию своей матери прислал за ней в Крым военный корабль "Мальборо". Вместе с Марией Федоровной были ее дочь Ксения с мужем и детьми и другие близкие родственники.

Услышав о гибели царской семьи, вдовствующая императрица долгое время продолжала верить, что сын ее Николай II и его семья спаслись. Как пишет в своих воспоминаниях вел. кн. Александр Михайлович, находившийся в те годы рядом с Марией Федоровной, "вдовствующая императрица так никогда и не поверила советскому официальному сообщению, которое описывало сожжение тел царя и его семьи. Она умерла в надежде все еще получить известия о чудесном спасении Ники и его семьи.


 

 

В первые годы после возвращения в Данию Мария Федоровна жила в Копенгагене в королевском замке Амалинборг. Ее апартаменты находились в той части здания, в которой раньше жил ее отец, Кристиан IX, а напротив, через площадь находилась резиденция короля Кристиана X. Внук Марии Федоровны, Тихон Николаевич Куликовский-Романов, сын Ольги Александровны, в своих воспоминаниях о бабушке писал, что всегда питал глубокое уважение к Амама, как ее называли в семье. Она, казалось, была "всех главней". "Дом, сад, автомобиль, шофер Аксель, два камер-казака при кинжалах и револьверах, дежуривших в прихожей, и даже датские гвардейцы, бравшие на караул у своих красных будок, - вообще все, все, все было бабушкино и существовало для нее. Все остальные, включая и меня самого, были "ничто". Так мне казалось, и так до известной степени оно и было".

Мария Федоровна была очень популярна среди датчан, и, несмотря на то, что она имела неважное материальное обеспечение, продолжала помогать всем обращавшимся к ней за помощью. Однако датский король Кристиан X относился к своей тетушке довольно прохладно. Сохранилось немало историй, рассказывающих об их постоянных стычках. Одна из них произошла из-за счета за электричество. Однажды вечером к Марии Федоровне явился слуга короля и от его имени попросил погасить часть ламп, так как последний счет за электричество оказался слишком большим. В ответ Мария Федоровна вызвала камердинера и велела зажечь все лампы на своей половине.

Мария Федоровна испытывала серьезные материальные затруднения. Сразу после ее прибытия в Данию по инициативе Большого северного телеграфного общества, которому Мария Федоровна долгие годы оказывала поддержку в России, было собрано 200 тыс. крон для оказания ей материальной поддержки. В 1923 г. Общество выделило императрице ежегодное пособие в 15 тыс. крон (по тем временам сумма вполне солидная). Марию Федоровну поддерживал также и английский королевский дом. По указанию Георга V вдовствующая императрица получала ежегодную пенсию в размере 10 тыс. фунтов стерлингов. С 1920 г. Мария Федоровна переехала в замок Видере, к северу от Копенгагена, который был куплен ею и сестрой Александрой - вдовствующей королевой Англии - в 1907 г. Здесь они жили вместе до смерти Александры в 1925 г.

В 1921 г. российская монархическая эмиграция в лице так называемых рейхенгальцев, пытавшаяся найти кандидата для избрания "временного блюстителя престола" до окончательного решения вопроса о его замене "законным государем-императором", обратилась по этому вопросу к Марии Федоровне. Императрица приняла порознь представителей Рейхенгальского съезда -митрополита Антония (Храповицкого), генерал-адъютанта В. М.

Безобразова и бывшего члена Государственной думы Н. Е. Маркова и отказалась возглавить монархическое объединение. Отрицательно отнеслась она и к манифесту о принятии в 1922 г. вел. кн. Кириллом Владимировичем императорского титула. 21 сентября (4 октября) 1924 г. В письме к вел. кн. Николаю Николаевичу, которое с ее согласия позже было предано гласности, она писала: "Болезненно сжалось мое сердце, когда я прочла манифест вел. кн. Кирилла Владимировича, объявившего себя императором всероссийским. Боюсь, что этот манифест создаст раскол и уже тем самым не улучшит, а, наоборот, ухудшит положение и без того истерзанной России. Если Господу Богу, по его неисповедимым путям, угодно было призвать к себе моих любимых сыновей и внука, то я полагаю, что государь император будет указан нашими Основными законами, в союзе с Церковью Православной, совместно с русским народом. Молю Бога, чтобы он не прогневался на нас до конца и скоро послал нам спасение, путями ему только известными. Уверена, что Вы как старший член Дома Романовых одинаково со мной мыслите. Мария".

Уже находясь в Дании, Мария Федоровна неожиданно получила Библию, которая была конфискована у нее во время обыска в Крыму. Датский дипломат случайно купил ее у букинистов в Москве и прислал бывшей императрице. Мария Федоровна умерла, держа в руках эту Библию.

И еще одна удивительная реликвия вернулась к ней незадолго до смерти - икона Божьей Матери "Троеручица", свидетельница кровавой трагедии в Екатеринбурге. Перед этой иконой незадолго до смерти молился Николай II и вся его семья в доме Ипатьевых. После совершенного преступления убийцы выбросили икону вместе с поврежденным киотом. Нашел ее случайно белый офицер, попавший в Екатеринбург после ухода большевиков и хорошо знавший вел. кн. Ольгу Александровну и ее мужа.

Мария Федоровна умерла 30 сентября (13 октября) 1928 г. в Видере. На ее похоронах в Кафедральном соборе небольшого датского города Роскилле близ Копенгагена, где находится основанный в XII-XV вв. старинный Роскилльский собор с семейной усыпальницей датских королей, собрались представители многих королевских домов Европы, в том числе норвежский король Хокон, племянник императрицы, бельгийский король Альбер с наследником Леопольдом, будущие короли Англии - Эдуард VIII и Георг VI, а также многие высокопоставленные лица и русские эмигранты.

Автору этих строк удалось побывать в Кафедральном соборе и благодаря содействию администрации Государственного архива Дании получить разрешение на посещение специального помещения - погребальницы, расположенной прямо под усыпальницей Кристиана IX и королевы Луизы. Саркофаг с прахом Марии Федоровны стоит здесь более 68 лет. Три прекрасные русские иконы и лампада на стене напоминают о ее далеком прошлом. На крышке саркофага в изголовье на маленьком крестике - фотография ее любимого сына Ники, "бедняги Ники", как называла его Мария Федоровна в последних письмах из России. 
Русская ортодоксальная церковь имени Александра Невского в Копенгагене (основана в 1883 г. ) в настоящее время поднимает вопрос о переносе останков Марии Федоровны в здание Русской церкви в Копенгагене. Многие датские историки и журналисты высказываются за перенос праха бывшей российской императрицы из Копенгагена в С. -Петербург в Петропавловскую крепость, где покоится прах ее горячо любимого мужа, императора Александра III.

Электронная версия воспроизводится по публикации: Кудрина Ю. В. - Мария Федоровна Романова последние годы. Отечественная история. - М., 1997. - N 6. - С. 141-149.


Comments

( 7 comments — Leave a comment )
duchesselisa
Oct. 13th, 2010 04:13 pm (UTC)
Благодарю, только фото в старости - это не МФ, это Долгорукова, в нете фото гуляет под именем Марии неизвестно почему(
slavynka88
Oct. 13th, 2010 04:16 pm (UTC)
Да, странно все это. Я тогда ее удалю.
duchesselisa
Oct. 13th, 2010 04:18 pm (UTC)
фото МФ на этом сайте гляньте http://forum.alexanderpalace.org/index.php?board=13.0
slavynka88
Oct. 13th, 2010 04:20 pm (UTC)
Благодарю!
duchesselisa
Oct. 13th, 2010 04:21 pm (UTC)
Не за что, только не читайте сами дискуссии- американского цинизма там выше крыши, я только ради фото туда захожу
alonna_bud
Oct. 14th, 2010 11:36 am (UTC)
Неглупая, очень красивая женщина (похоже, внучки, дочери Николая, пошли в неё). Жизнь прожила честно, себя не запятнав - уже заслуживает уважения.
slavynka88
Oct. 14th, 2010 11:39 am (UTC)
Согласна с Вами. Да, и в изгнании ей пришлось не просто, в большей степени морально.
( 7 comments — Leave a comment )

Profile

slavynka88
slavynka88

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com