slavynka88 (slavynka88) wrote,
slavynka88
slavynka88

6 октября - День памяти Игоря Талькова

Покажите мне такую страну, где славят тирана,
Где победу в войне над собой отмечает народ.
Покажите мне такую страну, где каждый — обманут,
Где назад означает вперед, и наоборот.

Поэт в России всегда пророк... И есть странная, горькая традиция в кончине многих больших русских поэтов. Все великие певцы уходили из жизни рано и, как правило, не по своей воле». Пушкин, Лермонтов, Есенин, Рубцов, Тальков… Поэты национального духа разных столетий и эпох…

Словно молнией поразило в 1991-м, через два месяца, как распался Союз, известие из Петербурга: выстрелом в сердце убит поэт, певец, композитор Игорь Тальков. Хотя предчувствия, что с ним может случиться беда, не покидали. Когда в эфире впервые прозвучала его «Россия» («Листая старую тетрадь расстрелянного генерала…»), поначалу подумалось: может, эта песня всего лишь случайность в репертуаре артиста, который так запомнился лирическими «Чистыми прудами». Но следом появились «Бывший подъесаул», «Родина моя», «Я вернусь» — гражданские, философские, воинствующие песни, и стало ясно, что на эстраду пришел национально мыслящий певец, способный пробуждать самосознание масс. Явление в среде рок-музыкантов невиданное. Это-то и предопределило неминуемую расправу над ним. Сам певец не скрывал своего назначения: «Мне бы только себя излить в песне, душу свою, боль за русский народ…»; «Россия — боль моей души. Социальные песни — крик моей души. Бой за добро — суть моей жизни. Победа над злом — цель моей жизни».

Игорю Талькову суждено было нести истину в народ со сцены, утверждая высокие понятия правды, любви и вечности. Лишь неполных три года, с 1989-го по 1991-й, продираясь «сквозь дремучие джунгли закона», поверял он ей все, чем болела душа. И воздействие на массы было ошеломляющим. Сохранились видеозаписи концертов Игоря Талькова. С каким вниманием, сопереживанием, с какими одухотворенными лицами слушали выступления артиста. Как был он красив, гармоничен, благороден на сцене. «Ко мне тянутся люди разные, — говорил певец, — и юные, и зрелые, и пожилые, и добрые, и злые, и умные, и глупые, и девочки, и мальчики, и мужчины, и женщины, и дедушки, и бабушки…» Не зная покоя, Тальков исколесил с концертами всю страну. И всюду аншлаги. Его и убили на взлете, когда популярность росла день ото дня.

То, что тучи над ним сгущаются, певец понимал. «Меня убьют при большом стечении народа и убийцу не найдут». Так и произошло. Стреляя в Талькова, попали в Россию. Но просчитались убийцы в одном. За свою короткую жизнь Игорь Тальков выполнил свою миссию, пройдя предначертанный ему земной путь. Он часто повторял: «Можно убить тело, но нельзя убить душу». Как нельзя истребить веру в грядущее величие России в его стихах.

Когда-нибудь, когда устанет зло
Насиловать тебя, едва живую,
И на твое иссохшее чело
Господь слезу уронит дождевую,
Ты выпрямишь свой перебитый стан,
Как прежде, ощутишь себя мессией
И расцветешь на зависть всем врагам,
Несчастная Великая Россия.

Листая старую тетрадь
Расстрелянного генерала,
Я тщетно силился понять,
Как ты смогла себя отдать
На растерзание вандалам.
Россия…


К написанию этой песни он шел десять лет, задавая себе один и тот же вопрос: «Как ты смогла себя отдать?», и нашел его. «Общение с истинным священником привело меня к прозрению». С этого момента страна услышала «социальные песни» Талькова, так он сам их называл. Такие, как «Кремлевская стена», «Господа демократы», «Родина моя», «Россия» и другие. «До этого зритель знал меня не таким, какой я есть», — говорил он.

Игорь был наполнен Русью. Он часами копался в русской истории. Он прекрасно знал историю горячо любимой страны, ее героев и ее иуд. Ставил музыкальные спектакли о богатой истории России. Собирался написать публицистическую книгу «Эпоха Вырождения», но не успел. С 1987 по 1991 годы Тальков написал двести песен. Ему было отведено на его музыкальную проповедь всего четыре года.


Мама Игоря Ольга Юльевна — дочь «врага народа», его отец Владимир Максимович Тальков — русский дворянин, офицер. Родителей Игоря судьба свела в ГУЛАГе. После амнистии они поселились за 201 километр от Москвы в Щекино Тульской области, где в 1956 году родился Игорь. «Непробиваемое кольцо моих неудач» — трудно и упорно он шел к своему служению. Выросший в бараке в семье репрессированных, пройдя через многие унижения, испытания на пути к сцене, Игорь был как будто не отсюда: необычно красив, и внешне, и внутренне. Гибкий, высокого роста, атлетического сложения. Он сочетал в себе, казалось бы, несочетаемое: хрупкость — и мощь, нежность — и силу. Благородство, пытливый, ищущий ум, открытость, отсутствие лукавства, глубина характера — это все он. Игорь, может быть, как никто другой учит нас утраченному многими чувству достоинства.

Песни Игоря могут открываться постепенно. Так, его слова из песни «Я вернусь»:

Я пророчить не берусь,
Но точно знаю, что вернусь,
Пусть даже через сто веков
В страну не дураков, а гениев,
И, поверженный в бою,
Я воскресну и спою
На первом дне рождения страны,
вернувшейся с войны,

— я недавно стала воспринимать не только как метафору, но и как прозрение и пророчество. Так и будет, но это будет уже не наша горькая земля, а новая земля и новое небо. Новая, воскресшая Русь. Игорь споет нам, мы вновь встретимся взглядом с его сияющими, бездонно голубыми, уже не печальными глазами. Если, конечно, сподобимся обрести эту новую землю.

В жизни Игоря был один символичный случай. В 1988 году он гулял в районе Коломенского, где была явлена в 1917 году икона Державной Божией Матери, и увидел лежащий на земле крест, недалеко от полуразрушенного Храма Усекновения Главы Иоанна Предтечи. Видимо, крест был сброшен с купола церкви, так как был изувечен и погнут. «У меня сжалось сердце от подобного кощунства, и я решил отнести крест к себе домой… С тех пор он является не только символом, но и «термометром» отношения ко мне людей… Теперь ясно, что это была не просто находка. Это был мой крест! Недаром я нес его на себе два километра по темному ночному пути от места его поругания под крышу своего дома. Тогда я подумал: возможно, крест был послан мне в защиту от лжедрузей и предателей. Одни перестали бывать у меня в доме, узнав об этой истории. Другие чувствовали себя плохо, побывав у меня в гостях… А верну я этот крест в храм, когда приступят к его восстановлению, как приступила Россия к реставрации душ человеческих, у последней черты вспомнив о Боге».

Игоря Талькова или любили, или ненавидели — среднего не было. Видимо, как раз за тот, невидимый крест, который он добровольно взвалил себе на плечи и понес через мглу нашей горькой жизни. Он сам стал «термометром» нашего отношения к России. Он просто любил Россию. Ради любви к своей Родине он готов был пожертвовать своей жизнью и пожертвовал ею.

С.Маршков, Л.Белкина

Источник: http://klin-demianovo.ru/http:/klin-demianovo.ru/analitika/72880/krest-igorya-talkova-video/





Tags: Россия, антибольшевизм, личности, музыка, русская культура, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments