slavynka88 (slavynka88) wrote,
slavynka88
slavynka88

Categories:

Неорусский стиль в церковной архитектуре Петербурга

Церковное строительство, образцом которого является архитектура Древней или Московской Руси - целая эпоха в формировании внешнего облика Петербурга. Эпоха, во многом забытая или утерянная. Постройки «неорусского стиля» уничтожались в ХХ веке более других. Как появились эти церкви, как повлияли на современный облик города и как исчезли - сегодняшний наш рассказ.





В середине XIX века русское общественное самосознание переживало важный этап, можно даже сказать - перелом. Возник интерес ко всему русскому, традиционному, и прежде всего к русской традиционной культуре. Раньше, за редким исключением, никто не видел особой ценности в традициях, сказках, костюме, обычаях, теремах и избах. Знаменитый спор «западников» и «славянофилов» повернул общественное мнение к народной русской культуре, к традициям, к прошлому.

Кстати, подобные искания властью далеко не всегда одобрялись. Но, однако, еще в царствование Николая I строительство храмов с использованием элементов традиционной русской архитектуры развернулось очень широко. Самыми известными были работы К.А. Тона.

Вообще для середины - второй половины XIX века характерна концепция «умного выбора» стиля здания. Во многом таким «умным выбором» стал и неорусский стиль - он отражал стремление власти повернуть общественное мнение к традиционным ценностям.

Самые крупные работы Константина Тона в Петербурге - Введенский собор лейб-гвардии Семеновского полка - напротив Витебского вокзала, Благовещенский собор лейб-гвардии Конного полка - на Благовещенской площади (ныне площадь Труда; фото 1913 года). Очень быстро выработался канон подобных церквей - это шатрового типа главный купол с небольшой главкой наверху, иногда с подобной же шатровой колокольней. Были выпущены типовые проекты, которые стали широко использоваться при строительстве по всей стране, особенно в случае неких «казенных надобностей» - например, строительства церквей при больницах, в расположении полков.




Да и в простом городке или небольшом селении проще дешевле и верноподданней было построить церковь по типовому проекту, чем пытаться создавать что-то оригинальное. Занимаясь историей северо-запада России, автор неоднократно сталкивался с ситуацией, при которой попытка выяснить, что же за церковь стояла  в том или ином населенном пункте приводила к одному и тому же типовому проекту в архиве.  Иногда с типовыми проектами происходили забавные казусы: в Красносельских военных лагерях было две пары церквей, построенных по двум типовым армейским проектам.

«Дежурный», «типовой» характер построек сформировал в среде искусствоведов в целом негативное отношение к этому стилю, получившему название «псевдорусский». Это отношение отчасти способствовало тому, что в годы большевистских гонений в первую очередь страдали именно эти храмы, они разрушались «как не имевшие художественной ценности».


Но среди целого ряда действительно малооригинальных построек были и своеобразные шедевры. Самым ярким и известным, конечно, стал Спас на Крови (фото С.М. Прокудина-Горского, 1905 - 1910). Очень характерно для того времени был проведен конкурс на лучший проект - вариант архитектора Парланда был принят, в частности потому, что его соавтор, архимандрит Игнатий, настоятель Троице-Сергиевой пустыни в Стрельне, якобы увидел его то ли во сн. то ли в момент духовного озарения.





Образ храма был явно навеян московской церковной архитектурой - конечно,  образцом послужил храм Покрова на Рву. И, может быть, в другом контексте храм бы смотрелся органично, но в строгом и геометрически выверенном центре Петербурга он до сих пор бросается в глаза. Несимметричность расположения постройки (изначальным  требованием было возведение ее строго над местом убийства императора Александра II) общий диссонанс усиливает.

Впрочем, с годами собор стал совершенно неотъемлемой частью петербургского пейзажа. Вторым значимым объектом стал собор Петра и Павла в Петергофе.  Построенный по проекту архитектора Султанова, он так же ярко выделяется и так же перекликается с московскими соборами. Для него, как и для Спаса на крови, характерно обилие архитектурных деталей, декора, составляющего, как из мозаики, общий облик постройки.

В начале ХХ века стало формироваться новое течение, как часть стиля модерн - обращение к традициям псковской и новгородской храмовой архитектуры. Одним из ярких представителей этого направления стал Спас на Водах А.М. Перетятковича (фото первой четверти XX века) - храм, построенный недалеко от Адмиралтейских верфей в память о моряках, погибших в Цусимском сражении. Необычным переосмыслением древнерусской и московской архитектуры стала церковь Алексея митрополита московского в Тайцах.





Пересматривая каталоги, все время встречаешь рядом со старой фотографией церкви подпись «разрушена в 30-х», «взорвана в 60-х годах ХХ века». Большевистские власти объявили форменную войну неорусским храмам. Храмы не только объединяли вокруг себя общины верующих. В городе, ограниченном по высоте правилами застройки, они выполняли важную градостроительную функцию высотных доминант. И, уничтожая их, правители города разрушали сложную, тонкую ткань, объединявшую исторический центр в единое целое. Своеобразными «выбитыми зубами» бросаются до сих пор в глаза места храмов у Витебского вокзала, на площади Труда и во множестве других мест. Ансамбль выстроен так, чтобы храм тут был, а его нет. Война с храмами обернулась и культурной и градостроительной катастрофой.

Когда в начале XXI века общество стало активно разворачиваться в сторону православия, началось и церковное строительство. Начали воссоздаваться уничтоженные храмы - и это, несомненно, своеобразный долг общества - вернуть городу его потери. Стали строиться и новые храмы: на Юго-Западе, в Шушарах, на Московском шоссе и во множестве других мест. И, за редчайшим исключением, строители и архитекторы ориентируются именно на образцы неорусского стиля.
С одной стороны - такое строительство отрадно. В плане архитектуры новые районы новостроек (и особенно - новостроек 60-х - 80-х годов) мертвы и бездушны. И появление храмов безусловно оживляет унылый пейзаж. Но с другой - единственным возможным решением остается тот же самый неорусский стиль, с минимумом отступлений от канона.

Хочется заметить, что Петербург дает множество примеров строительства православных храмов с совершенно различным обликом. Готические храмы Александрии, классические Казанский и Исаакиевский соборы, нестандартные «Кулич и Пасха». Но сейчас никакое разнообразие не приветствуется. Вот и вырастают в новых районах здания, очень сильно похожие и друг на друга и на официальную храмовую архитектуру второй половины XIX века.

Есть и еще одна проблема - несоразмерность масштабов строительства. Петербург знаменит своей ансамблевой застройкой. Грандиозные жилые здания подавляют обычно небольшие храмовые постройки, загораживают, заслоняют от света. Искусство сочетать храмы и окружающую застройку утеряно. Храмы перестают быть архитектурными доминантами, их заменяют небоскребы.

Искусству постройки храмов архитекторам приходиться учиться заново: традиция была прервана в 20-е годы ХХ века. Надеемся, что ближайшее будущее даст нам новые примеры формирования гармоничных архитектурных ансамблей, важное место в которых займут и храмы.


Автор: Всеволод Пежемский



Tags: Санкт-Петербург, Святая Русь, православие, русская культура, русский быт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments