slavynka88 (slavynka88) wrote,
slavynka88
slavynka88

Category:

«Вам мало того позора?» Письмо Александра Солженицына съезду писателей

Оригинал взят у vakin в «Вам мало того позора?» Письмо Александра Солженицына съезду писателей


Знаменитое письмо Александра Солженицына IV Съезду Союза писателей СССР — переломный момент в истории послесталинского советского литературного процесса. Если бы оно было рассмотрено и хоть отчасти принято съездом, советская литература пошла бы другим путем, а Солженицын стал бы ключевой фигурой этих изменений. Этого не случилось, но письмо спровоцировало то, что его автор назвал "писательским бунтом" — дискуссию о свободе слова, равной которой по открытости и смелости в СССР не было ни до, ни после. Письмо стало и очередным судьбоносным моментом в судьбе самого Солженицына: опубликованное практически всеми мировыми СМИ, оно сделало в меру известного на Западе автора нескольких лагерных повестей безусловным и признанным лидером советской неофициальной литературы




...если Съезд не пройдет мимо сказанного...
Из коллективного письма в президиум IV съезда Союза писателей
Май 1967 года


Письмо А. И. Солженицына ставит перед съездом писателей и перед каждым из нас вопросы чрезвычайной важности. Мы считаем, что невозможно делать вид, будто этого письма нет, и просто отмолчаться. Позиция умолчания неизбежно нанесла бы серьезный ущерб авторитету нашей литературы и достоинству нашего общества.

Подписались: К. Паустовский, В. Каверин, Б. Балтер, В. Тендряков, Ф. Искандер, Ю. Трифонов, Б. Сарнов, Ф. Светов, А. Галич и многие другие, всего около 90 подписей


...преследования, испытываемые лично мною...
Из письма Георгия Владимова в поддержку письма Солженицына
26 мая 1967 года


<...> И вот я хочу спросить полномочный съезд — нация ли мы подонков, шептунов и стукачей или же мы великий народ, подаривший народу плеяду гениев? Солженицын свою задачу выполнит, я в это верю столь же твердо, как и он сам, но мы-то здесь причем? Мы его защитили от обысков и конфискаций? Мы пробили его произведения в печать? Мы отвели от его лица липкую и зловонную руку клеветы?

<...> Письмо Солженицына стало уже документом, который обойти молчанием нельзя, недостойно для честных людей. Я предлагаю съезду обсудить это письмо в открытом заседании, вынести по нему ясное и недвусмысленное решение и представить это решение правительству страны.


Рукопись «Архипелага ГУЛАГа», написанная в эстонском «Укрывище» в условиях жесткой конспирации. 1965–1967 гг.


...нетерпимое дальше угнетение...
Из письма Виктора Сосноры в поддержку письма Солженицына
Май 1967 года


Письмо, которое должно было стать на съезде одним из программных,— скрыли. Чего этим добились? Письмо за две недели уже распространено в тысячах экземпляров <...> Еще через две недели не будет ни одного человека в России, и не только в России, кто его не прочитал бы. В мощной организации, состоящей из шести тысяч членов, мы, члены, не имеем даже права публично заявить о своем мнении. Мы, как графоманы-пенсионеры, пишем почти подпольные молитвы-письма, и куда же? В свой собственный Секретариат! Потеряна всякая литературная этика.


... добиться упразднения цензуры...
Из дневника Корнея Чуковского
20 мая 1967 года


Сегодня приехал Солженицын, румяный, бородатый, счастливый. <...> Оказывается, он написал письмо Съезду писателей, начинающемуся 22 мая,— предъявляя ему безумные требования — полной свободы печати (отмена цензуры). <...>

Я горячо ему сочувствовал — замечателен его героизм, талантливость его видна в каждом слове, но — ведь государство не всегда имеет шансы просуществовать, если его писатели станут говорить народу правду... <...> Конечно, имя Солженицына войдет в литературу, в историю — как имя одного из благороднейших борцов за свободу,— но все же в его правде есть неправда <...> нельзя забывать и о том, что свобода слова нужна очень ограниченному кругу людей, а большинство — даже из интеллигентов — врачи, геологи, офицеры, летчики, архитекторы, плотники, каменщики, шоферы — делают свое дело и без нее. Вот до какой ерунды я дописался, а все потому, что болезнь моя повредила мои бедные мозги.


..."Раковый корпус" не может быть издан...
Из рабочих тетрадей Александра Твардовского
7 июня 1967 года


Выяснилось из разных показаний, что на первом после съезда Секретариате возник вопрос о солженицынском письме и перепалка.

Салынский: Зачем же мы будем его отдавать врагам.

Грибачев: А он и есть враг, зачем он нам.<...>

Между прочим, я сказал, что есть два варианта решения вопроса:

1) Посадить Солженицына, а заодно и меня, как крестного отца его.

2) Немедленно напечатать отрывок из "Ракового корпуса" в "Литературной газете" со сноской: печатается полностью в "Новом мире". <...> Говорю, что все испытанные приемы — масло в огонь. Это они понимают, но мнутся<...>

— Этак получится, что он своего добился. Прецедент. Значит, давай дальше?..


..."пропустят — не пропустят"...
Из рабочих тетрадей Александра Твардовского
2 июля 1967 года


Опять я, в связи с нынешним этапом "дела Солженицына", думаю <...> о том, что теперь-то мне уже придется волей-неволей покинуть журнал. В самом деле: Солженицын, на котором сосредоточена ненависть начальства, <...> этот Солженицын — самое прямое и непосредственное порождение "Нового мира" при моем "руководстве" <...> Если он отвергнут и принята будет другая, противоположная точка зрения, "то не ясен ли вопрос?..". <...> Нельзя что-нибудь делать стоящее, не стыдное, примирившись с этой позорной историей. Солженицын, каков бы он ни был сам по себе, сейчас фокус, в котором судьба не только журнала, но, как я это всегда понимал, всей нашей литературы. Либо — перелом, либо на долгие годы (а не до конца юбилейного года) мрак и уныние.


М.А.Шолохов (2-й слева) и А.Т.Твардовский (в центре) в группе делегатов 3-го Всесоюзного съезда писателей в перерыве между заседаниями.
1959, Россия, Москва


...руководство Союза проявляло себя первым среди гонителей...
Из письма Михаила Шолохова в секретариат Союза писателей
8 сентября 1967 года


У меня одно время сложилось впечатление о Солженицыне (в частности после его письма съезду писателей в мае этого года), что он — душевнобольной человек, страдающий манией величия. <...> Но если это так, то человеку нельзя доверять перо: злобный сумасшедший, потерявший контроль над разумом, помешавшийся на трагических событиях 37-го года и последующих лет, принесет огромную опасность всем читателям и молодым особенно. Если же Солженицын психически нормальный, то тогда он по существу открытый и злобный антисоветский человек. И в том и в другом случае Солженицыну не место в рядах ССП. Я безоговорочно за то, чтобы Солженицына из Союза советских писателей исключить.


...повторение беззаконий...
Из статьи "Идейная борьба. Ответственность писателя"
"Литературная газета", 26 июня 1968 года


В общественной жизни Союза писателей А. Солженицын участия не принимал. Он предпочел другой путь — путь атак на основные принципы, которыми руководствуется советская литература <...>. Хотелось надеяться, что А. Солженицын наконец осознает необходимость выступить против действий зарубежных издательств, отмежуется от непрошеных "опекунов", во веуслышание заявит о нежелании иметь что-либо общее с провокаторами-недругами нашей страны. Но Солженицын этого не сделал. <...> Писатель А. Солженицын мог бы свои литературные способности целиком отдать Родине, а не ее злопыхателям. Мог бы, но не пожелал. Такова горькая истина.


... не может мириться впредь ...
Из статьи Лидии Чуковской "Ответственность писателя и безответственность "Литературной газеты""
Июнь — июль 1968 года


Когда я впервые прочитала это необыкновенное письмо, мне представилось, что сама русская литература оглянулась на пройденный путь, обдумала, взвесила все, что ей довелось пережить, подсчитала утраты и потери, помянула гонимых — тех, кого загубили в тюрьме, и тех, кого загубили на воле, взвесила урон, нанесенный гонениями на писателей духовному богатству страны, и голосом Солженицына произнесла — довольно! больше так нельзя! будем жить по-другому!


...не заслуживает даже названия литературы...
Из письма Александра Солженицына в секретариат Союза писателей в ответ на исключение из Союза
12 ноября 1969 года


Бесстыдно попирая свой собственный устав, вы исключили меня заочно, пожарным порядком. <...> Вы откровенно показали, что решение предшествовало "обсуждению". Удобней ли было вам без меня изобретать новые обвинения? Опасались ли вы, что придется и мне выделить десять минут на ответ? Я вынужден заменить их этим письмом. Протрите циферблаты! — ваши часы отстали от века. Откиньте дорогие тяжелые занавеси! — вы даже не подозреваете, что на дворе уже рассветает. Это — не то глухое, мрачное, безысходное время, когда вот так же угодливо вы исключали Ахматову. И даже не то робкое, зябкое, когда с завываниями исключали Пастернака. Вам мало того позора? Вы хотите его сгустить? Но близок час: каждый из вас будет искать, как выскрести свою подпись под сегодняшней резолюцией.


На даче К.И. Чуковского. Переделкино, 1967

Источник - www.kommersant.ru

Tags: антибольшевизм, личности, перепост, русская культура, русская литература, русская мысль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments