?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Царская пристань, построенная специально к визиту Российского императора НиколаяII в Либаву в августе 1903 года, долгие годы была загадкой для лиепайских историков. Несмотря на документальные свидетельства её существования, никто не мог сказать, где конкретно она находилась. Потому о ней лишний раз старались не упоминать – во избежание неудобных вопросов. Летом 2015 года в истории с пристанью удалось поставить точку.

В центре планировки жилой части Морского города всегда предполагалось поставить храм. «Морской город» – именно так тогда, в конце 19 столетия назывался привычный нам военный городок, или, на новый манер, Кароста. Именно так он назывался и на всех строительных планах и картах, пока в декабре 1894 не получил официальное название «Порт Императора Александра III», хотя короткое «Морской город» можно было услышать от лиепайчан даже после Второй мировой войны.




Фотография павильона у Царской пристани в Городском канале. Запечатлён момент завершения визита Николая II в Либаву. Вид на восток, в сторону Вильгельминовской площади. 23 августа 1903 года.

Проектирование собора в честь Святого Николая в новом военном порту России на Балтийском море было поручено петербургскому архитектору Василию Антоновичу Косякову, который к тому времени спроектировал около десятка православных церквей. На строительство храма был объявлен всероссийский сбор пожертвований, одним из самых крупных жертвователей стала императорская семья.

Строительство, начатое в июне 1900 года, велось силами Военного ведомства, и уже через три года, к лету 1903 года, его сооружение было завершено. На 22 августа (по старому стилю) была назначена церемония освящения храма, к этой дате ожидалось прибытие в Либаву венценосной семьи.

Вот что о событиях тех дней писала газета «Либавский вестник».

«Сегодня в 6 часов утра прибыли императорские яхты «Штандарт» и «Полярная звезда». Яхты конвоировал крейсер 1 ранга «Светлана». Яхты стали на якорь в аванпорте». (Номер от 22 августа.)



Императорская яхта на бочках в Бассейне Военной гавани. Август 1903 года.

«С 8 часов начался съезд на пристань, к 10 часам погода начала меняться… К 10.50 подошёл к пристани катер, на котором прибыли их императорское величество Государь император, государыни императрицы Мария Феодоровна и Александра Феодоровна и Великий князь Алексей Александрович. (..) В 11 часов Их Императорские величества и Вел. Кн. Ал. Ал. В экипажах отбыли в собор». (Номер от 23 августа.)

В 6 часов вечера состоялось первое богослужение в новом Морском соборе. Служение провёл протопресвитер Военного и Морского духовенства Желобовский, в служении ему были настоятель собора отец Владимир Архангельский, священник Венденского полка Х. Братолюбов, крепостной священник А. Павлинский и духовник Рижской духовной семинарии Н. Архангельский. «Во время освящения храма Их величества изволили стоять в алтаре. Государь Император и Государыни Императрицы и Великий Кн. Ал. Ал. Изволили шествовать за крёстным ходом вокруг храма. Во время литургии Их Величества стали с правой стороны храма». (Номер от 23 августа.)

Таково краткое и лаконичное описание события, которое надолго осталось в памяти людей. На следующий день императорская чета и члены царской фамилии посетили город Либаву. К визиту Государя императора город готовился загодя, лентами, флагами была украшена гавань, центральные улицы, общественные здания… Всё это праздничное украшение запечатлено на многих, дошедших до нас фотографиях, сам же император и его семья зафиксированы лишь на редких фотодокументах.



Российская императорская чета осматривает сухой док Адмиралтейства Порта Императора Александра III. Фотография от 22 августа 1903 года.

Российский император с семьёй в тот раз пришёл в Либаву морем, на яхте «Штандарт» в сопровождении «Полярной звезды». Планировалось, что так же по воде, перемещаясь по акватории нового, построенного десять лет назад порта, он прибудет и в Морской город, и в саму Либаву. Специально для встречи Государя были сооружены две нарядные пристани.

Одна – в Торговой гавани, у Городского (Ганзейского) моста со стороны Новой Либавы. Сохранилась её фотография. Вот она.



Временная пристань, построенная по случаю визита императора Николая II, в Торговой гавани на северной набережной у Городского моста – нарядное лёгкое деревянное здания в стиле модерн.

Вторая пристань, повторяющая в главных чертах пристань в городе, была построена у Морского города.

Где?

К сожалению, этого никто не знал.

С течением времени место её расположения забылось, и в наши дни лиепайские историки об этом могли делать только догадки. Кто-то говорил, что, скорее всего, пристань находилась в аванпорте, с севера от мола, ограждающего вход в военный порт.



Одно из возможных мест расположения царской пристани – около причалов военной авиации с северной стороны от входа в Военный канал. Открытка начала 20 века.


Кто-то другой высказывал предположение, что пристань находилась в конце нынешней улицы Катедралес – главного променада Морского города. Третий уверенно утверждал, что пристань находилась в центре канала Военного порта, на том месте, где позже, в советское время, находились причалы гидрографических судов – напротив перекрёстка нынешних улиц Инвалиду и Турайдас (Малогоспитального шоссе и Портового шоссе). Последнюю версию косвенно подтверждала единственная, но довольно известная фотография пристани, на которой хорошо виден крутой берег, на который нужно было подниматься по лестнице. Ещё на этом месте в наши дни находится заброшенный ступенчатый скверик – не исключено, мол, что его разбили в честь визита императора.



Хорошо известная открытка с Царской пристанью в Порту Императора Александра III. Кроме очевидного крутого берега, ничто на этом снимке не давало никаких намёков на местоположение пристани.

На самом деле, скверик, по ряду признаков, явно был сооружён в 50-е годы. Да и, судя по фотографии, вряд ли в начале века к востоку от пристани мог быть дикий берег с виднеющимися вдали крышами сельских домиков. Хотя бы потому, что в той стороне стояли двухэтажные каменные дома госпиталя, а вдоль берега, как указывали старые карты, должны были размещаться причалы с железнодорожными подъездными ветками.

Таким образом, почти что общепринятая версия о месте бывшей Царской пристани поблизости от Госпиталя и возникшей позже Гауптвахты себя не оправдывала. Местоположение пристани оставалось загадкой.

В 2015 году ответ был найден. Как многое сегодня в бывшем Военном порту приходится восстанавливать и находить по косвенным признакам, так и место нахождения Царской пристани удалось открыть по случайно замеченным деталям. Действительно, в наши дни такие находки нельзя называть иначе, как настоящим открытием.

У этого открытия есть автор – Глеб Юдин. Исследованиями по истории Военного порта он начал заниматься примерно год назад, но подошёл к ним со всей серьёзностью и обстоятельностью. За это время сделано немало открытий, разрешен ряд вопросов, над которыми не один год бились местные историки. Все находки подкрепляются историческими документами, в том числе из архивов в России.

Открытия происходят не вдруг. Им всегда предшествует долгий поиск, кропотливая исследовательская работа. Необходимо перебрать, познакомиться с массой фотографий, документов, прежде чем один из них даст намёк к отгадке.

Этот намёк дала фотография, найденная в интернете, на сайте одного из лиепайских коллекционеров. Снимок датируется первой половиной 30-х годов: по мосту идёт подразделение пехоты Латвийской армии.



Подразделение Латвийской армии идёт по мосту О. Калпака. Фотография начала 30-х годов 20 века.

На противоположном берегу канала за перилами моста видны два возвышения – два бруствера. Их форма очень напоминает возвышения на фотографии с Царской пристанью.



Стрелками обозначены два искусственных возвышения, два бруствера – единственная отличительная деталь, которая может дать ориентировку на место, где находилась пристань.


Форма возвышений за мостом один к одному повторяет форму насыпей на фотографии с царской пристанью – те же два бруствера.



На фотографии 30-х годов за мостом виднеются возвышения точно такой же формы, что и на старой открытке с Царской пристанью.

Следовательно, можно сделать вывод, что пристань находилась чуть восточнее нынешнего разводного моста. И верно – ведь в 1903 году, когда была построена пристань, моста ещё не было, и он не мог попасть на фотографию. Круглый в плане бруствер существует до сих пор.

Вот он на современном снимке.



Насыпь того же самого бруствера на современном снимке. Вид с моста.

Однако опереться только на один признак недостаточно, чтобы определить место, где находился причал. Тем более что бруствер – легко и быстро возводимое оборонительное сооружение. Кто может поручиться, что он не был насыпан позже? В военное время, возможно, он и был нужен, чтобы защищать разводной мост. Но зачем он был насыпан в начале века, когда строительство морского города ещё только продолжалось? Бруствер на фотографии с пристанью мог находиться в другом месте, а потом его могли срыть, сравнять с землёй. Нужно было найти другие подтверждения того, что пристань располагалась именно в этом месте.

А ведь это место было очень бойким. Сравнительно близко от аванпорта, рядом с местом переправы из города в жилую зону. Паром сновал туда-сюда, привозя из Либавы товары, мастеровых, строивших здания в военном порту и крепости, переправляя на другой берег офицеров, направлявшихся в город. Следы переправы хорошо видны и в наши дни – это две выемки, опускающиеся к самой воде с обеих сторон разводного моста, чуть его восточнее. Со стороны Военного порта через выемку перекинут лёгкий мостик, ведущий от моста к пешеходной аллее вдоль канала.



Южная пристань паромной переправы через Военный канал, которая находилась чуть восточнее нынешнего разводного моста. Фрагмент чертежа первой половины 90-х годов 19 века.


За мостиком, с восточной стороны выемки, можно увидеть расположившуюся вдоль неё аллею с ещё одной дорогой, которая, на первый взгляд, ведёт в никуда. Ведь рядом – по выемке, а позже по проезду от створа моста все пешеходы и весь транспорт двигались в направлении Чихачёвской улицы, ныне называющейся бульваром Атмодас. Другого возможного направления здесь просто нет.




Аллея справа от выемки, которая ведёт к месту старой паромной переправы.
Снято осенью 2015 года.


Может возникнуть закономерный вопрос, зачем понадобилось прокладывать целую улицу над восточным краем спуска к переправе? При этом засаживать её тремя рядами деревьев – с обеих сторон улицы и ещё между проезжей частью и рифлёным, сохранившимся с начала века бетонным тротуаром? Старинный тротуар почти совсем зарос, разглядеть его можно только в период с поздней осени до ранней весны, когда его не скрывает трава.

Даже если допустить, что при проектировании разводного моста предполагалось его построить восточнее переправы, а не западнее, где он находится сейчас, и воспользоваться уже готовой улицей, то улица должна была быть гораздо шире и уж точно не находиться над крутым склоном. Значит, аллея прокладывалась точно не для моста.

Дойдя до склона, улица поворачивает вдоль берега. Поворачивает и бетонный тротуар. Ныне здесь он почти не сохранился: берег выветрился, фрагменты тротуара обрушились и новую бетонную дорожку ещё в советское время проложили левее среднего ряда деревьев, по проезжей части.




От мостика пешеходную дорожку пришлось переложить левее двух крайних рядов деревьев, по бывшей проезжей части, так как старый тротуар от времени разрушился и стал опасным. Снято летом 2015 года.

Самое интересное, что аллея заканчивается в метрах сорока-шестидесяти от выемки. И проезжая часть, и тротуар, и все три ряда деревьев обрываются так, будто дальше они и вовсе не были нужны.

Дорога, тротуар, аллея были необходимы для чего-то конкретного, что находилось на этом месте в канале, внизу под склоном.

Обратимся к старым картам. Может быть, они нам смогут помочь. Объект, похожий на тот, который мы ищем, удалось найти на трёх картах Порта Императора Александра III.

Вот, карта примерно 1906 года. Берег Портового канала изображён без подробностей, и близ места старого перевоза наличествует нечто, напоминающее причал.



Фрагмент карты Порта Императора Александра III. Примерно 1906 год. Стрелкой обозначен причал у переправы.


На карте 1915 года, созданной во время немецкой оккупации, обозначен не только причал, но и бруствер, и выемка к месту переправы – на тот момент понтонному мосту, и даже аллея вдоль выемки.



Фрагмент карты Либавской крепости времени немецкой оккупации. 1915 год. Стрелкой обозначен причал у переправы.


Самые интересные сведения нам предоставляет карта 1918 года, составленная британскими специалистами, которые в тот момент хозяйничали в Либаве в качестве победителей в войне. Большинство объектов на карте подписано по-английски, но – теми названиями, которые были им даны германскими войсками в годы оккупации. Так, причал на южной стороне канала назван «Бремен бридж», в честь города Бремен, а интересующий нас причал – «Адальберт бридж», который был назван в честь третьего сына кайзера Германии Вильгельма II, и это название даже продублировано на латышском – «Адальберта тилт(с)».



Фрагмент карты Военного порта от 1918 года (1919 ?), составленной британскими военными специалистами на основе старой карты Российского морского ведомства. Стрелкой обозначен причал у переправы – «Мост Адальберта».

На этой карте очень точно показаны очертания причала, дорога вдоль выемки и её продолжение вдоль склона. И даже – её планировавшееся продолжение к началу Голубиного шоссе (сейчас улица Пулквежа Бриежа), по диагонали от берега, в направлении навигационной башни.

Последнее обстоятельство указывает, что дорога проектировалась очень давно, ещё тогда, когда в будущем Морском городе только планировалась сеть улиц. Если предположить, что Царская пристань была запроектирована в обнаруженном нами месте изначально, то – всё правильно – в одном направлении улица от пристани она должна была вести на главную улицу Морского города, к Дому офицерского собрания и Морскому собору, а в другом направлении вела бы кратчайшим путём мимо госпиталя к флотским казармам и к адмиралтейству. Одновременно улица стала бы кратчайшим путём к навигационной башне – важному объекту инфраструктуры порта, одному из старейших строений на территории Морского города. Именно для того, чтобы со временем соединиться с этой улицей, Голубиное шоссе изначально было построено с таким поворотом к западу перед соединением с магистральным Портовым шоссе (сейчас улица Турайдас).



Фрагмент немецкой карты нового Либавского порта, 1893 год. Строительство комплекса Военного порта ещё не началось, но навигационный знак – башня на нынешней улице Турайдас уже обозначена и действует.

Какие ещё обстоятельства могли бы указывать на то, что обнаруженный причал является именно Царской пристанью?

Вернёмся на аллею, которая посажена вдоль выемки.

Где ещё в Лиепае можно было бы найти улицу, на которой в три ряда были бы посажены дубы? Три ряда дубов!

Дубы в Российской империи являлись символами имперской власти. Если аллея являлась дорогой к царскому причалу, то появление на ней дубов закономерно. Конечно, в 1903 году это были совсем небольшие дубки, как, впрочем, и деревья на заднем плане оригинальной открытке с пристанью. На открытке аллеи ещё нет, очевидно, дубки были посажены позже, в память о визите государя императора, а небольшая роща с открытки сохранилась до сих пор, она заметно подросла.

Другим особенным символом императорской власти в России была арка. Эта традиция имеет начало ещё со времён Древнего Рима. В местах, куда прибывали члены царствующей фамилии, не только действующий государь, везде возводилась арка. Для примера можно вспомнить эпизод из жизни Николая II, когда он, ещё являясь наследником, посетил Владивосток. Для его встречи в городе, так же, как и позже в Либаве, была построена красиво украшенная деревянная пристань. Когда Николай стал императором, на месте пристани построили красивую каменную арку, которая украшает Владивосток до наших дней.

Арка украшала и пристань в Либавском Военном канале – внизу, у самой воды. А наверху был построен павильон в псевдорусском стиле, какой тогда в России был в моде. Псевдорусский стиль, как и более привычный нам югендстиль, являлись проявлениями единого направления в искусстве, известного под названием «модерн». Эта деталь заслуживает того, чтобы обратить на неё внимание: в Либаве арка имела декор в западноевропейском югендстиле, в Порту Императора Александра III – в русском подвиде стиля модерн. Следовательно, украшение гостевых шатров было тщательно продумано – при подготовке визитов государя в западные губернии придавалось большое значение малейшим деталям.

Рассмотреть павильон в порту в подробностях удалось тогда, когда в руки исследователя попал вот этот редкий снимок – фотограф запечатлел прибытие Государя и его семьи в Порт Императора Александра III.



Встреча Государя императора Николая II у пристани в Порту Императора Александра III. Фотография от 22 августа 1903 года.

Именно этот снимок помог получить окончательное подтверждение того, что Царская пристань находилась именно там, где была обозначена на старых картах – у паромной переправы через канал.

Посмотрите в проёмы арки, мимо женских фигур – вы увидите контурно, в виде теней, но вполне отчётливо различимые сосны. Значит, во-первых, причал определённо находился в канале, а не на берегу аванпорта, раз мы видим деревья на дальнем берегу. Во-вторых, напротив причала гидрографических судов таких деревьев нет и, если верить картам, никогда не было. В-третьих, если эти сосны сохранились, они помогут определить точное местонахождение пристани.

Что ж, вот, сосны есть – и отдельно стоящие два дерева с искривлёнными стволами, и небольшой сосновый бор далее на восток. Трудно сегодня даже с помощью самой современной техники повторить ту ситуацию, какая открылась перед объективом далеко не совершенной фотокамеры в начале прошлого века, тем не менее, этот снимок даёт представление о нами искомом.



Сквозь кроны дубов открывается вид на тот же самый сосновый бор, который просматривается сквозь арку на снимке 1903 года.

Вроде бы всё сходится. Кроме одного – в наши дни здесь нет ни малейших следов того, что здесь когда-то была пристань.

Объяснение этому обстоятельству было найдено прямо на месте.

Дело в том, что во времена Российской империи Порт Императора Александра III, являясь отдельным административным образованием, был совершенно самодостаточным городом. Здесь была собственная электростанция (её труба чудом сохранилась), собственные линии связи, собственное почтовое отделение, откуда письма в Либаву шли по междугороднему тарифу. Пока в военном порту находились десятки судов и пока действовала Либавская крепость, пока продолжалось дальнейшее строительство, Морской город жил в активном, напряжённом ритме. Однако после 1906 года, когда все работы были приостановлены, а затем и свёрнуты, жизнь постепенно начала затухать, население уменьшаться. В мае 1915 года русские войска покинули город, разрушив многие защитные укрепления и половину разводного моста. После Первой мировой войны военный порт совсем опустел, и в 20-е годы его включили в состав города Лиепая.

В новую часть города пришлось заново прокладывать коммуникации – электроснабжение, телефонную связь. Естественно, по кратчайшему пути – прямо через канал, вернее, по его дну. Десятки отдельных кабелей. Кратчайший путь в город – по прямой, вдоль улицы О. Калпака, к разводному мосту. А дальше, желательно, не прямо под мостом и не под паромной переправой, но – вот рядом с ними. Значит, через то самое место, где стоит давно никому не нужная пристань.

Как раз на месте бывшей Царской пристани в наши дни проходит кабельный коллектор, обозначенный на обоих берегах небольшими вспомогательными строениями. Если к 20–30-м годам прошлого века на этом месте ещё и оставались остатки пристани, то они были выкорчеваны при прокладке кабельных линий. А сколько раз берега канала были здесь изрыты сплошь во времена существования советской военно-морской базы, даже трудно себе представить. Особенно после того, как винты надводных или подводных кораблей в очередной раз рвали кабель…



Павильон кабельного коллектора на северном берегу Военного канала. 2015 год.



Павильон кабельного коллектора на южном берегу Военного канала. 2015 год.

Так Порт Императора Александра III показал ещё один эпизод своей истории, позволив в ходе исторического исследования познакомиться с разными аспектами жизни этого особенного Морского города. Казалось бы, такая мелочь – точное место расположения пристани. Но ведь из таких мелочей складывается большая, масштабная картина жизни русских людей на берегу Балтийского моря, которую нельзя рассматривать в отдельности от общей истории Лиепаи. Сейчас многого остались лишь следы, лишь тени. Но при этом наследие русской истории, русской культуры тесно сплетено с вкладом в историю Лиепаи и латышей, и немцев; и католиков, и лютеран, и православных, и старообрядцев. История вокруг нас везде. Мы ходим ногами по русской истории, поверх которой уже заново наложилась новая, латышская история. За многие десятилетия всё давно спуталось и уже неотделимо друг от друга. Царская пристань в канале Военного порта как небольшой исторический эпизод – это наше общее наследие, всех лиепайчан.

Автор статьи: Ярополк Доренский

Карты из коллекции архитектора Силвии Озолы

Фотографии из коллекции Глеба Юдина

Источник: http://www.nashaliepaja.lv/carskaya-pristan.-istoricheskoe-issledovanie.html

Comments

( 7 comments — Leave a comment )
livejournal
May. 6th, 2016 09:09 pm (UTC)
Царская пристань в Либаве. Историческое исследование
Пользователь eliseevna_50 сослался на вашу запись в своей записи «Царская пристань в Либаве. Историческое исследование» в контексте: [...] Оригинал взят у в Царская пристань в Либаве. Историческое исследование [...]
nngan
May. 7th, 2016 10:38 am (UTC)
Как мало свидетельств осталось. Спасибо за интересный материал, Виктория.
slavynka88
May. 7th, 2016 11:53 am (UTC)
Вам спасиБо за отклик, Николай!
К сожалению, мало, но эти свидетельства сохранились. Кстати, неплохая идея для местных - организовать экскурсии по царским местам в Либаве.
nngan
May. 7th, 2016 12:01 pm (UTC)
Дело может пойти. Тем более что во времена Империи эти земли, как и в Финляндии, развивались. В отличие от советского периода - вполне естественным образом.
slavynka88
May. 7th, 2016 12:06 pm (UTC)
Да, это так. Будем надеяться, что не все предано забвению. Поле для деятельности историков тоже имеется.
slavynka88
May. 7th, 2016 12:09 pm (UTC)
Кстати, сохранились две липы, посаженные Великими Княжнами Романовыми. Есть и теннисный корт, где Император Николай Второй играл в теннис. Правда, сейчас он в другом виде, более модернизированном. Но факт, на этом месте он так и остался.
nngan
May. 7th, 2016 04:40 pm (UTC)
Это замечательно.
( 7 comments — Leave a comment )

Profile

slavynka88
slavynka88

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com