?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Картинка 102 из 45337

Солнце слепит глаза, кто-то отдернул занавеску. Я жмурюсь радостно: Троицын День сегодня! Над моей головой зеленая березка, дрожит листочками. У кивота, где Троица, тоже засунута березка, светится в ней лампадочка. Комната кажется мне другой, что-то живое в ней.

На мокром столе в передней навалены всякие цветы и темные листья ландышей. Все спешат набирать букетцы, говорят мне — тебе останется. Я подбираю с пола, но там только рвань и веточки. Все нарядны, в легких и светлых платьях. На мне тоже белое все, пикейное, и все мне кричат: не обзеленись! Я гуляю по комнатам. Везде у икон березки. И по углам березки, в передней даже, словно не дом, а в роще. И пахнет зеленой рощей.

 

На дворе стоит воз с травой. Антипушка с Гаврилой хватают ее охапками и трусят по всему двору. Говорят, еще подвезут возок. Я хожу по траве и радуюсь, что не слышно земли, так мягко. Хочется потрусить и мне, хочется полежать на травке, только нельзя: костюмчик. Пахнет, как на лужку, где косят. И на воротах наставлены березки, и на конюшне, где медный крест, и даже на колодце. Двор наш совсем другой, кажется мне священным. Неужели зайдет Господь во Святой Троице? Антипушка говорит: «молчи, этого никто не может знать!» Горкин еще до света ушел к Казанской, и с ним отец.

Картинка 127 из 12505

Мы идем все с цветами. У меня ландышки, и в середке большой пион. Ограда у Казанской зеленая, в березках. Ступеньки завалены травой так густо, что путаются ноги. Пахнет зеленым лугом, размятой сырой травой. В дверях ничего не видно от березок, все задевают головами, раздвигают. Входим как будто в рощу. В церкви зеленоватый сумрак и тишина, шагов не слышно, засыпано все травой. И запах совсем особенный, какой-то густой, зеленый, даже немножко душно. Иконостас чуть виден, кой-где мерцает позолотца, серебрецо, — в березках. Теплятся в зелени лампадки. Лики икон, в березках, кажутся мне живыми — глядят из рощи. Березки заглядывают в окна, словно хотят молиться. Везде березки: они и на хоругвях, и у Распятия, и над свечным ящиком-закутком, где я стою, словно у нас беседка. Не видно певчих и крылосов, — где-то поют в березках. Березки и в алтаре — свешивают листочки над Престолом. Кажется мне от ящика, что растет в алтаре трава. На амвоне насыпано так густо, что диакон путается в траве, проходит в алтарь царскими вратами, задевает плечами за березки, и они шелестят над ним. Это что-то... совсем не в церкви! Другое совсем, веселое. Я слышу — поют знакомое: «Свете тихий», а потом, вдруг, то самое, которое пел мне Горкин вчера, редкостное такое, страшно победное:

«Кто Бог велий, яко Бо-ог наш? Ты еси Бо-ог, творя-ай чу-де-са-а-а!..».

Я смотрю на Горкина — слышит он? Его голова закинута, он поет. И я пробую петь, шепчу.

Это не наша церковь: это совсем другое, какой-то священный сад. И пришли не молиться, а на праздник, несем цветы, и будет теперь другое, совсем другое, и навсегда. И там, в алтаре, тоже — совсем другое. Там, в березках, невидимо, смотрит на нас Господь, во Святой Троице, таинственные Три Лика, с посошками. И ничего не страшно. С нами пришли березки, цветы и травки, и все мы, грешные, и сама земля, которая теперь живая, и все мы кланяемся Ему, а Он отдыхает под березкой. Он теперь с нами, близко, совсем другой, какой-то совсем уж свой. И теперь мы не грешные. Я не могу молиться. Я думаю о Воробьевке, о рощице, где срубил березку, о Кавказке, как мы скакали, о зеленой чаще... слышу в глуши кукушку, вижу внизу, под небом, маленькую Москву, дождик над ней и радугу. Все это здесь, со мною, пришло с березками: и березовый, легкий воздух, и небо, которое упало, пришло на землю, и наша земля, которая теперь живая, которая — именинница сегодня.

Я стою на коленках и не могу понять, что же читает батюшка. Он стоит тоже на коленках, на амвоне, читает грустно, и золотые врата закрыты. Но его книжечка — на цветах, на скамейке, засыпанной цветами. Молится о грехах? Но какие теперь грехи! Я разбираю травки. Вот это — подорожник, лапкой, это — крапивка, со сладкими белыми цветочками, а эта, как веерок, — манжетка. А вот одуванчик, горький, можно пищалку сделать. Горкин лежит головой в траве. В коричневом кулаке его цветочки, самые полевые, которые он набрал на Воробьевке. Почему он лицом в траве? Должно быть, о грехах молится. А мне ничего не страшно, нет уже никаких грехов. Я насыпаю ему на голову травку. Он смотрит одним глазом и шепчет строго: «молись, не балуй, глупый... слушай, чего читают». Я смотрю на отца, рядом. На белом пиджаке у него прицеплен букетик ландышей, в руке пионы. Лицо у него веселое. Он помахивает платочком, и я слышу, как пахнет флердоранжем, даже сквозь ландыши. Я тяну к нему свой букетик, чтобы он понюхал. Он хитро моргает мне. В березке над нами солнышко.

Народ выходит. Горкин с отцом подсчитывают свечки и медяки, записывают в книгу. Я гуляю по церкви, в густой, перепутанной траве. Она почернела и сбилась в кучки. От ее запаха тяжело дышать, такой он густой и жаркий. У иконы Троицы я вижу мою березку, с пояском Горкина. Это такая радость, что я кричу: «Горкин, моя березка!.. и поясок на ней твой... Горкин!» Они грозятся от ящика — не кричи. Я смотрю на Святую Троицу, а Она, Три Лика, с посошками, смотрит весело на меня.

 


Comments

( 18 comments — Leave a comment )
generalporuchik
Jun. 12th, 2011 02:52 pm (UTC)
Очень удачное здесь у Шмелёва сочетание: простая фраза переходит в сложную настолько органично, что в итоге создается картина общего СОЦВЕТЬЯ, восторга от увиденного и только что открытого автором.
Замечательный, лакомый кусочек на праздник.
С праздником, победительница!
slavynka88
Jun. 12th, 2011 03:05 pm (UTC)
Да, удивительное описание того, как праздник воспринимается глазами ребенка (самого автора в детстве). Вообще, очень люблю у Шмелева "Лето Господне".
Очень рада, что Вам понравилось! Спаси Господи!
И Вас от всей души с Праздником Святой Троицы!
generalporuchik
Jun. 12th, 2011 03:09 pm (UTC)
Зайцев чуть рациональнее, но глубже. На мой взгляд ("Афон").
slavynka88
Jun. 12th, 2011 03:16 pm (UTC)
Согласна с Вами. У Зайцева помимо собственного восприятия от посещения Святых мест еще идет экскурс в историю Святыни, что дает полное представление читателю об этом.
k_markarian
Jun. 12th, 2011 03:08 pm (UTC)
Со Святой Троицей!
slavynka88
Jun. 12th, 2011 03:11 pm (UTC)
И Вас с этим светлым Праздником!
znamen8
Jun. 12th, 2011 03:39 pm (UTC)
Шмелев - наше сокровище! Всегда приносит восхищение и через это укрепляет любовь к Богу и Русскому народу.
С праздником Вас!
slavynka88
Jun. 12th, 2011 03:55 pm (UTC)
Полностью с Вами согласна. Вот поэтому Шмелев и является одним из любимых мною авторов. Так написать, пропустив всё через себя, может далеко не каждый.
Спаси Христос! И Вас с Праздником - Днем Святой Троицы!
duchesselisa
Jun. 12th, 2011 05:01 pm (UTC)
С Праздником, Милая Вика!
slavynka88
Jun. 12th, 2011 05:06 pm (UTC)
Спаси Господь!
И тебя, дорогая Лиза, от всей души с этим светлым Праздником - Днем Святой Троицы!
duchesselisa
Jun. 12th, 2011 05:07 pm (UTC)
Благодарю!
slavynka88
Jun. 12th, 2011 05:07 pm (UTC)
:)))
ne_nai
Jun. 14th, 2011 06:18 am (UTC)
Хорошо так написано, тепло, спасибо!
slavynka88
Jun. 14th, 2011 03:07 pm (UTC)
Благодарю Вас! Да, очень теплые, светлые воспоминания автора, связанные с его детством. Очень люблю Ивана Шмелева как писателя.
ictoruljevich08
Jun. 20th, 2011 08:36 pm (UTC)
Как я люблю Шмелёва!!!
Спасибо огромное!

slavynka88
Jun. 21st, 2011 02:10 pm (UTC)
Я тоже очень люблю творчество Шмелева! Его произведения очень добрые и светлые. Исключение, наверное, составляет "Солнце мертвых". Очень тяжелое произведение, но зато правдивое.
СпасиБо Вам, Виктор, за отзыв и замечательную картину!
elsa555
Jun. 27th, 2011 03:02 pm (UTC)
Спасибо что напомнили этот рассказ:)
slavynka88
Jun. 27th, 2011 03:55 pm (UTC)
Да, рассказ очень светлый и добрый!
( 18 comments — Leave a comment )

Profile

slavynka88
slavynka88

Latest Month

September 2020
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Tags

Comments

Powered by LiveJournal.com