?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"Боян русского Харбина"

20.06.1889 (н.ст.) родился Арсений Несмелов -  русский поэт, прозаик, журналист, активный участник антисоветского и национального движения.

Nesmelov.jpg

Прошел обучение во Втором Московском и Нижегородском Аракчеевском кадетских корпусах. В звании офицера, поручика Царской армии провел свою молодость в окопах Первой Мировой войны, затем -- в Белой Гвардии, в войсках адмирала Колчака, затем -- Дальневосточной республики. Участвовал в Ледяном походе. После поражения ДВР и установления советской власти на Дальнем Востоке жил во Владивостоке под надзором ОГПУ без права выезда; в 1924 году, вовремя узнав о готовившихся новой властью расправах над бывшими белогвардейцами, бежал из Владивостока вместе с тремя друзьями. Через глухую тайгу, через советско-китайскую границу и кишевшие бандитами гаоляновые джунгли четыре беглеца чудом сумели добраться до Харбина -- главного дальневосточного центра Русской Эмиграции.
Печататься начал еще до революции, но в эмиграции поэтический талант Несмелова вспыхнул с особенной силой;  он стал одним из лучших русских дальневосточных поэтов, "Бояном русского Харбина", как прозвали его в эмигрантских литературных кругах. Его произведеня печатали не только в изданиях русской эмиграции в Китае, но и в Европе. До 1945 года проживал в Харбине. Член РФП. Автор сборников «Стихи» (1921), «Уступы» (1924), «Кровавый отблеск» (1929), «Без России» (1931), «Только такие» (1936), «Полустанок» (1938), «Белая Флотилия» (1942), нескольких поэм, одна из них называлась "Георгий Семена" (1936), а также ряда произведений в прозе. Поэзия Арсения Несмелова была известна уже в 1920-е годы, её высоко ценили Борис Пастернак, Марина Цветаева, Николай Асеев, Леонид Мартынов, Сергей Марков, Валерий Перелешин и др.
Однако  вынесенный ему большевистским режимом приговор, хотя и "с опозданием на 21 год", но все-таки настиг поэта: после вступления советских войск в Харбин в августе 1945 г. Несмелов был арестован и переправлен в Советский Союз, где примерно через месяц, в тюремной камере в Гродекове (близ Владивостока), оборвалась его жизнь.
 

Пели добровольцы. Пыльные теплушки
Ринулись на запад в стукоте колес.
С бронзовой платформы выглянули пушки.
Натиск и победа! или -- под откос.
Вот и Камышлово. Красных отогнали.
К Екатеринбургу нас помчит заря:
Там наш Император. Мы уже мечтали
Об овобожденьи Русского Царя.
Сократились версты, -- меньше перегона
Оставалось мчаться до тебя, Урал.
На его предгорьях, на холмах зеленых
Молодой, успешный бой отгрохотал.
И опять победа. Загоняем туже
Красные отряды в тесное кольцо.
Почему ж нет песен, братья, почему же
У гонца из штаба мертвое лицо?
Почему рыдает седоусый воин?
В каждом сердце -- словно всех пожарищ гарь.
В Екатеринбурге, никни головою,
Мучеником умер кроткий Государь.
Замирают речи, замирает слово,
В ужасе бескрайнем поднялись глаза.
Это было, братья, как удар громовый,
Этого удара позабыть нельзя.
Вышел седоусый офицер. Большие
Поднял руки к небу, обратился к нам:
-- Да, Царя не стало, но жива Россия,
Родина Россия остается нам.
И к победам новым он призвал солдата,
За хребтом Уральским вздыбилась война.
С каждой годовщиной удаленней дата;
Чем она далече, тем страшней она.

Арсений Несмелов
 

Comments

alonna_bud
Jun. 22nd, 2011 03:21 pm (UTC)
Талант, конечно. Добавить нечего.

Славянка, у вас несколько постов подряд посвящены, в общем-то, эмигрантам и тем, кто "не считал СССР своей родиной". Жаль этих людей, по-настоящему. И вместе с тем... не знаю, я вспоминаю фразу, которую очень любит А.Н. Савельев, хотя уверяет, что ей уже больше ста лет: не надо путать Родину с начальством. Родина одна, как бы она ни называлась.
Можно возразить, что им угрожала постоянная опасность расправы. Но ведь не тронули, например, И. Павлова, великого русского физиолога, первого нобелевского лауреата. Служили в советской уже армии братья Нахичеванские. Уж их вряд ли можно заподозрить в симпатиях мировому сионизму. Брусилов, Поливанов, Слащев... это те, кого вспомнила навскидку.
Кому действительно "повезло" считаться по умолчанию врагом наступившей власти - это Романовым... Были бы в.к. Николай Михайлович или К.Р. хотя бы Шереметевыми или Голицыными, оставили бы одного в живых, другого - в хрестоматиях по литературе. Но ведь всякая власть в первую очередь избавляется от потенциальных врагов. Помню, в школе ещё нам рассказывали, что самая большая ошибка "Парижской Коммуны" (сохраняю транскрипцию учебника) была как раз в том, что они дали полную свободу своим противникам, не закрыли ни одну газету и пр. Оттуда ведь появилось понятие "пятая колонна".
Меня как-то упрекнули, что у меня каша в голове. Это не у меня каша в голове, это реальная жизнь не укладывается в догмы. Любые.
slavynka88
Jun. 22nd, 2011 03:41 pm (UTC)
Да, Вы правы, что "реальная жизнь не укладывается в догмы". И в нашей русской истории все далеко не однозначно. Образно говоря, мы привыкли разделять на белое и черное, но порой существуют и полутона.
Вообще, действительно, мне очень жаль всех русских людей, как эмигрантов, так и живших в СССР при большевизме. Эмигранты - без дома, без флага, без Родины (одним словом, вечные скитальцы), т.к. на Родине их никто не ждал. А те, кто остались, жили в постоянном страхе. А кого не тронули, по сути были величинами мирового масштаба.
Как то читала воспоминания княгини Урусовой "Плач по Святой Руси". Она прожила в СССР до 1945 года. И все эти годы испытывала на себе гонения за свое княжеское происхождение и за то, что верила в Бога. Трое ее сыновей были замучены в лагерях.

Profile

slavynka88
slavynka88

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com