slavynka88 (slavynka88) wrote,
slavynka88
slavynka88

Categories:

Из истории русской церковной эмиграции в Китае.


Революция и гражданская война, терзавшие Россию несколько лет подряд, выплеснули за границы страны несколько миллионов беженцев. Россия буквально взорвалась выпущенными переселенцами. Такого грандиозного "исхода" граждан страны в чужие пределы история еще не знала. Северные, южные и дальневосточные порты России вынесли в мир огромную волну эмигрантов, рассеявшихся по всему свету. Прокатившийся через Сибирь многосоттысячный поток беженцев затопил Манчжурию, Китай, Корею и Японию. Только в Китае, по некоторым данным, в изгнании оказалось около 400 тысяч русских людей.

Очутившись в новой, неизвестной, чуждой среде, русские беженцы не встретили здесь ни сострадания, ни понимания. Пока невзгоды их сохраняли еще печать новизны, они возбуждали интерес и любопытство китайцев не более того. Впрочем, как свидетельствуют очевидцы тех событий, и это быстро проходило, уступая место равнодушию, если не раздражению и враждебности. Отдельные отрадные исключения только подтверждали это печальное правило, а после того, как в 1921 году советское правительство лишило эмигрантов российского гражданства, ко всем прочим бедам русского расселения добавилась еще полная юридическая беззащитность.

Картинка 2 из 9

Благовещенская Церковь в Харбине

Лишившись Родины и оказавшись в чуждом "желтолицем" Китае, эмигранты страшной ценой платили за свое право на безопасную жизнь после лишений и ужасов революции и гражданской войны. Утеря родных корней и тоска по своей обезображенной Родине означали для многих из них медленную духовную смерть. Боль утрат и взаимные обиды порождали в эмигрантской среде противоречия и недоразумения, горячие споры и взаимные обвинения но все это бурление касалось большей частью вопросов сиюминутнополитических, партийногрупповых.

От окончательного раскола, опустошения на чужбине спасало вероисповедное и мировоззренческое единство изгнанников, большинство из которых были верующими. Русская православная церковь, сформировавшая свой клир из числа архиереев и священников, стала единственной силой, помогавшей выжить, она оставалась главным свободным носителем традиционного русского самосознания, хранительницей отечественной духовной культуры и русских национальных традиций. Она объединяла и сплачивала невольных изгнанников, утешала, вдохновляла, поддерживала и благословляла.

Для лишенных Родины людей православная церковь осталась, по сути, единственной зримой и осязаемой частицей русской культуры, оплотом русского духа за рубежом, она разделила с изгнанниками их участь. Эту миссию трудно переоценить. В тяжелые моменты своей жизни в переполненных приходах Шанхая, Харбина, Дайрена и других городов Манчжурии православные беженцы обращались к Богу, молились за лучшую свою участь, за родных и близких, за благополучие несчастной своей России. Кафедральные соборы и простые приходы в русских колониях были как бы духовными оазисами, островками прежней православной России спокойной, неторопливой, гостеприимной и хозяйственной. Здесь русские люди, потерявшие царя и изгнанные за пределы Отечества, бережно сберегали православную веру, нашу духовность. Храмы стали для эмигрантов центрами их духовного единения. Они приходили сюда и окунались в атмосферу России.

Картинка 1 из 10

Зимний Харбин. Свято-Николаевский кафедральный Собор.

Только в Харбине насчитывалось 25 православных храмов и приходов. Когда в Москве снесли Иверскую часовню, в Харбине освятили ее копию. Когда в Москве взорвали храм Христа Спасителя, в Харбине был построен самый большой храм Благовещенский. Харбин был единственным местом в мире, где всем городом отметили 950-летие Крещения Руси.

Украшением города был Свято-Николаевский собор, он выделялся своим жизнерадостным нарядным стилем: рубленными стенами с деталями в древнерусских традициях, шашечным покрытием глав, взлетавших в небо шатром...

Свидетельница тех лет, писательница Е. Тоскина вспоминает: "Не раз мне довелось бывать под его сводами. Много лет прошло с тех пор, как сейчас, помню эту атмосферу торжественной тишины и чегото щемяще родного. При входе была медная доска с датой основания и именами строителей. Внутри традиционно, но скромно расписанный иконостас. Большая икона Николая Чудотворца... Сквозь витражи сверху пробивались разноцветные лучи света. Теплящиеся у икон лампады, мерцающие в полумраке свечи. Ощущение высоты, легкости и простора. Все дышало Россией, ее древними традициями..." Этот исторический памятник, как и большинство храмов Манчжурии постигла трагическая судьба.

В разгар "культурной революции'' в Китае 23 августа 1966 года толпы хунвейбинов ворвались в Собор и как свидетельствуют очевидцы, под барабанный бой и крики стали срывать и жечь иконы. В течение последующих трех дней было разрушено и уничтожено все дотла. Теперь на месте Собора расположилась большая круглая клумба, мимо которой ежедневно проходят тысячи харбинцев, и только редкие русские туристы, знающие о том, что тут было. грустно стоят у нее...

... В Харбине образовался и мужской православный монастырь. Интересна история его создания. Его основали бежавшие от большевиков после гражданской войны монахи известного на всем Дальнем Востоке Шмаковского монастыря. В 1923 году оказавшиеся на чужбине монахи объединились под началом архимандрита Ювеналия с мыслью создать монастырь в Харбине. Первое время монахи снимали небольшой дом в пригороде Харбина в Новом Модягоу. В начале 1924 года архимандрит Ювеналий обратился в Земельный отдел КВЖД с просьбой выделить участок под строительство монастыря. Начальник Земельного отдела КВЖД Н.Л. Гондатти пошел навстречу бедствующим монахам и выделил им 1700 кв. сажень.

Картинка 6 из 10

Настоятель Свято-Николаевского кафедрального собора в Харбине о. Леонид Викторов. Фотография 1940 г.

17 августа 1924 года состоялась торжественная закладка монастыря в честь Казанской иконы Божьей матери и уже 20 декабря года состоялось торжественное освящение здания монастыря. Весной 1925 года приступили к постройке двухэтажного братского корпуса, 27 октября того же года он был построен. На следующий год монахистроители воздвигли над церковью величественную колокольню. Строились и хозяйственные помещения, больница.

В 1928 году стала работать собственная монастырская типография, где печаталась разнообразная религиозная литература. Ежемесячно выходил религиознонравственный журнал "Хлеб небесный", пользовавшийся особым спросом у православных эмигрантов. Становление монастыря было нелегким. Журнал ''Хлеб небесный" писал: "Да, надо сознаться, что устроение здесь, на чужбине, монастыря, да и вообще вся жизнь здесь монастырская сопряжена с большими материальными затруднениями и тяжелыми скорбями. Все время приходилось, да и теперь приходится обращаться к добрым людям за помощью. Но это ведь не так легко, так как просят помощи и многие другие: то на построение храма, то на какоенибудь благотворительное учреждение".

В 1935 году архимандрит Ювеналий был посвящен в сан епископа Синьцзянского. Но он не выехал к новому месту службы, а продолжал работать в монастыре. Затем непродолжительное время служил в Пекине и Шанхае, а в мае 1940 года вновь вернулся в Харбин на должность настоятеля Казанского и Богородицкого мужского монастыря и вновь устраиваемого монастыря в Трехречье. Ему было присвоено положение второго викария Харбинской иерархии.

По воскресеньям и праздничным дням толпы русских эмигрантов шли в церковь не только отдать дань традиции, попытаться при помощи религии отвлечь себя хотя бы на время от реальностей мира, но и для того. чтобы узнать последние новости, может быть, попросить о помощи, сговориться о встрече, послушать песнопение и т. д. Под сводами соборов, обладавших прекрасной акустикой звучали хоровые произведения Д. Бортнянского, П. Сиснекова, А. Гречанинова и других русских композиторов, писавших духовную музыку. Каждый год в октябре месяце в Свято-Николаевском соборе и других храмах пели полную литургию П. Н. Чайковского, отмечая этим памятную дату годовщину смерти великого русского композитора. Духовная музыка, хоровое пение, которое звучало в православных храмах сыграли огромную роль в сохранении национальных корней у эмигрантов. Регулярными были молебны, которые устраивались в честь церковных праздников. Особенно привлекали православных эмигрантов молебны, которые проходили в Дни русской культуры и были традиционными.

Картинка 1 из 13

Архимандрит Ювеналий - настоятель Казанско-Богородицкого мужского
общежительного монастыря в Харбине.

Много православного народа собирали церковные службы в знаменитом храме на Соборной площади Харбина. Об одном из торжественных молебнов в этом храме в день святых православной церкви Кирилла и Мефодия вспоминает Галина Логинова (урожденная Морозова). "Благодатная, духовная возвышенность атмосферы молебна, четкий строй юношей из учебной команды, подтянутых, в белых гимнастерках с желтыми с черной каймой погонами на плечах, с белыми бескозырками с желтым околышком и черной полоской понизу на согнутой руке (беложелточерный) цвета императорского штандарта все это произвело на меня огромное влияние". Русских православных храмов, соборов, небольших церквей в Манчжурии, Трехречье, Шанхае, Харбине, Тяньцзине и других местах, где расселились наши соотечественники, было много. Кроме Харбина, несколько православных храмов функционировало в Шанхае, Дайрене, Мукдене, Тяньцзине. Величием и красотой поражали современников Свято-Николаевский храм и Кафедральный собор Божьей Матери в Шанхае.

Кроме того, в городах Манчжурии и в Шанхае действовали костелы, синагоги, мечети, которые собирали немало россиян представителей других конфессий.

В Китае, в Манчжурии осели не только отдельные представители духовенства, но и целые церковные организации. Союзы, Советы, такие как: Союз ревнителей православия, во главе с А.А. Бобрыкиным, Иона-Предтеческого братства во главе с В.Н. Костюковичем, Приходских церковных советов во главе с П. Макавеевым, Центрального Военномусульманского братства (С. Сабирхузин), Военного православного духовенства (протоиерей А. Русецкий), мусульманского военного духовенства (Салимгиреев), общество старообрядцев (И. Кудин) и другие. Главным духовным лицом русской православной церкви в Манчжурии был Мефодий архиепископ Харбинский и Маньчжурский.

Картинка 2 из 13

Казанско-Богородицкий мужской общежительный монастырь в Харбине.

В 1934 году в Харбине при большом стечении народу был открыт Институт Святого Владимира, во главе которого стал правящий архиепископ Мелетий, а правление этого духовного учебного заведения возглавил епископ Дмитрий. Здесь же в Харбине работала духовная семинария. К сожалению, многие из перечисленных храмов, а также духовных учебных заведений русской православной церкви в Китае были разрушены в годы Второй мировой войны, и особенно в период так называемой "Великой пролетарской культурной революции".

Поражал современников величественный храм-памятник из серого гранита во имя Христа Спасителя, в Мукдене, построенный по проекту Великого Князя Петра Николаевича. Он был заложен 8 сентября 1911 г., а строительство было закончено в 1912 году. Пожертвования собирались по всей России. На каждой стороне храма была установлена мраморная доска: "Храм Христа Спасителя сооружен повелением Его Императорского Величества Государя императора Николая Александровича для увековечивания памяти доблестных воинов, положивших жизнь свою за Веру, Царя и Отечество в Русско-Японскую войну 1904-1905 гг."


На внутренних сторонах храма висели пять больших мраморных досок с перечислением войсковых частей русской армии, участвовавших в боевых действиях под Ляояном, на реке Шахе, под Санделу и Мукденом, на пятой доске имелись сведения о потерях в этих операциях. В храме было два серебряных венка, возложенных на братскую могилу: от российской императорской армии и флота...

...Русская эмиграция в Китае с благодарностью отзывалась о многих православных священниках, которые разделили участь изгнанников. Имена десятков отцов церкви, к сожалению, не дошли до нас, следы их теряются в 1945 году, когда многие священники были арестованы советскими органами и вывезены в СССР, другие расселились в Австралии, США и других странах мира. Тем ценнее для нас те крупицы информации об этих поистине мужественных и преданных служителях церкви, которые дошли до нас.

Большую подвижническую и благотворительную деятельность осуществляли священники Иверской церкви в Харбине, под руководством протоиерея Николая Вознесенского. Для бедных эмигрантов здесь в 1933 году была открыта народная столовая, где устраивались бесплатные обеды, кружечные сборы, лотереи, концерты, спектакли. Здесь же был организован приход для престарелых, больных, а также детей. Дети в приюте обучались ведению хозяйства. В программе обучения обязательным был Закон Божий. О размахе благотворительности священнослужителей Иверской церкви говорит тот факт, что с 1933 по 1942 год народной столовой этой церкви было отпущено 856054 дешевых и бесплатных обедов для малоимущих эмигрантов.

Картинка 2 из 170

Свято-Иверская (военная) церковь в Харбине.

...Большую подвижническую работу по укреплению морального духа эмигрантов играла Духовная миссия в Китае. После революции для Духовной миссии, лишенной материальной поддержки из России, настали тяжелые дни. Тем не менее, она продолжала существовать и возглавлять многочисленные русские общины в Китае вплоть до прихода к власти китайских коммунистов в 1949 году. История Российской Духовной миссии в Китае, начиная с "боксерского" восстания 1900 года и до 1949 года называется "епископским" периодом. Если до XX столетия главы миссии были в сане архимандрита, то с начала этого столетия миссия возглавлялась людьми в епископском сане. Первым главой миссии в сане епископа стал отец Иннокентий, проведший длительное время на посту начальника Восемнадцатой миссии. После 1917 года началась самостоятельная трудная жизнь миссии…

По материалам издания: Кочубей О.И., Печерица В.Ф.
Из истории русской церковной эмиграции в Китае
// Дальний Восток и вопросы истории, культуры
и экономики. Вып.2. - Владивосток, 1997. - С. 25-35.


Статья взята с сайта: http://zarubezhje.narod.ru/texts/chss_0020.htm

Tags: православие, русское зарубежье, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments